Девочка из холодильника

Глава 5. Такие разные мнения

24 июня 237 года после Нуля

В кабинете психотерапевта было душно. Женщина в возрасте провела тощим суставчатым пальцем по подлокотнику своего кресла и изменила температуру и влажность в помещении. Напротив нее сидел молодой мужчина. Половина его лица была закрыта маской, а скучающий взгляд бродил по интерьеру. 
Кабинет был обставлен со вкусом. Казалось, что здесь приложил руку маститый дизайнер.

- Здесь довольно уютно, - заметил пациент.

- Правильно расставленная и хорошо подобранная мебель благоприятно воздействует на психику, - заметила женщина. – Итак, мистер Клейптон, вы довольно настойчиво требовали сменить вашего психотерапевта. Могу ли я узнать, почему вы выбрали именно меня?

- Прошлый психотерапевт говорил о том, чего сам не знает. Как можно говорить о преимуществах жизни в паре, будучи не состоящим на учете в службе сочетаний?

Психотерапевт облокотилась на спинку кресла и подперла голову рукой. Легкая полуулыбка заиграла на ее лице. Эта женщина отличалась благородной осанкой, несмотря на то, что костюм на ней состоял из двух элементов: юбки и пуловера в серых тонах, которые не обеспечивали поддержку спины. Многие психотерапевты одевались в одежду без поддержки жизнеобеспечения, тем самым показывая, что они всегда спокойны, ничего не боятся и доверяют пациентам. Но правда заключалась в том, что за пределами клиники они надевали самые модные и усовершенствованные костюмы. Благо, они получали достаточно, чтобы себе это позволить.

- Я состою на учете в службе сочетаний уже пятнадцать лет, поэтому могу подтвердить слова моего молодого коллеги. Совместная жизнь благоприятно влияет на психику. В вашем деле написано, что вы отказывались от теста на подбор пары. Вы можете сказать, почему?

Человек быстро посмотрел на часы, находящиеся на внутренней стороне запястья, это движение не было не замечено его собеседницей.

- Я проходил этот тест в юношестве. Не нашлось подходящей кандидатуры.

- Мистер Клейптон, - улыбка доктора свернулась змейкой, - Вы лукавите. Я навела справки, Вы не проходили этот тест.

Повисла тишина, психотерапевт молчала в ожидании ответа. Спустя несколько минут она снова заговорила.

- Давайте будем честны. Если Вы будете молчать на приеме, то видеться мы будем довольно часто.

Пациент скривился.

- Я не понимаю, почему столько внимания уделяется выбору партнера. Мне казалось, что я посещаю это место по более веским причинам, нежели поиск пары.

- Согласна, причина кроется в иных событиях вашей жизни. Давайте обсудим ваши бессмысленные попытки получить лицо Самуэля фон Гранда.

Мистер Клейптон наклонился вперед и сцепил руки в замок.

- Я лишь защищал свои права. Программа подобрала мне это лицо.

- Программа ошиблась, - мягко сказала женщина и поднялась. Она подошла к стене и медленно провела ладонью над электронной картиной. Изображение поменялось. – Вам больше нравятся яркие изображения или пастельные тона?

Пациент задумчиво обвел комнату глазами.

- Под этот интерьер подойдут пастельные тона.

Не оборачиваясь, владелица кабинета продолжила.

- Я хотела узнать, что нравится именно Вам, мистер Клейптон.

Они снова погрузились в молчание.

Психотерапевт обернулась и склонила голову набок. На фоне яркой картины она казалась уставшей: похоже, плохо выспалась. Это Даниэль Клейптон отметил безо всякого интереса. Его раздражал прием, но он держался изо всех сил, стараясь сохранять спокойствие.

Пауза внезапно завершилась.

- Я думаю, Вам нужен другой врач, - этого он не ожидал.

 

***

6 июля 237 года после Нуля

Даниэль Клейптон сидел в мягком кресле-мешке, наполненном силиконовыми шариками. Не то чтобы ему было неудобно, скорее ему было удивительно. Кабинет второго психотерапевта отличался от предыдущих: округлые формы, мягкая мебель и в некотором роде беспорядок. На стенах висели странные изображения, которые пугали и притягивали одновременно. Сам врач опаздывал.
- Прошу прощения за задержку. Как насчет кофе?
Пациент обернулся, за его креслом стоял молодой парень, в руках он держал две кружки кофе, над которыми поднимался парок, а в зубах зажал электронную сигарету. На лице Даниэля отразилось легкое удивление.
- Вы ведете себя не этично, - сказал он, направив взгляд в потолок. – Не стоит упоминать о том, что Вы перенесли свой прием и сами же опоздали.
Парень хмыкнул и прошел к своему мягкому креслу.
- Вас это злит? – поинтересовался он и сделал затяжку после того, как поставил кружки на столик.
Клейптон усмехнулся и попытался улыбнуться. Он сильно напрягся внутренне, но внешне хотел показать обратное. Этот психотерапевт отличался от предыдущих. Конечно. Он пытался своим поведением сбить его, Даниэля, с толку. Только ничего у него не выйдет.
На средство коммуникации пришел новый файл, который доктор только что отправил с планшета. К слову сказать, на нем был самый обыкновенный костюм, без вставок и различных устройств. Все же он придерживался некоторой врачебной этики.
- Я отправил вам файл со своим личным делом. Ознакомьтесь; я хочу, чтобы вам было, что сказать мне в ответ, когда я начну говорить, - сказал он, поерзав на кресле, и достал откуда-то пульт.
- Я думал, что на приеме у психотерапевта говорят пациенты, - заметил Даниэль, открывая файл.
- Только тогда, когда пациенты хотят говорить.
На огромном экране появилось изображение. Вот он, Даниэль, ведет стандартную беседу с врачом. Единая Система решила, что ему стоит пройти повторный курс терапии. Будучи подростком, он понял, как стоит вести разговоры с врачами. Сейчас, являясь одним из ведущих разработчиков корпорации Юнити, он мог себе позволить нотки раздражения и грубости в голосе, а также право не отвечать на вопросы. Видеофайлы сменяли друг друга. И так до тех пор, пока они не просмотрели последнюю запись.
- Я посмотрел статистические данные. Вы знали, что ваш IQ выше или равен IQ ваших докторов? – спросил психотерапевт. После этого он хлопнул себя по лбу и добавил. – Ох! Как грубо с моей стороны. Меня зовут Самуэль, я Ваш доктор. 
Что это? Провокация? Почему именно это имя? Хотя в анкете указано именно оно.
- Неоспоримый факт. Некоторые из них были скучны. Хочу вас поздравить, Самуэль, Вы относитесь к той небольшой части людей, чей IQ имеет характеристику «наивысший». Так же, как и я, - холодно ответил Даниэль.
Самуэль хлебнул кофе.
- Вам нравятся эти картины?
- Вы идете по пути своей коллеги. Напомню, что он был тупиковым.
- Знаете, мистер Клейптон, - обратился он точь-в-точь как последний психотерапевт, - эти картины рисовали конченые психи. Если они пугают, то у Вас нет проблем, которые бы реально угрожали психике. Если же они нравятся… Думаю, нам стоит поговорить.
Наступила тишина. Парень вздохнул.
- Вы научились вести себя аккуратно, не показывать эмоции и не давать нам найти слабые места. Уверен, Вы изучили не одну книгу по психопатологиям. Готов поклясться, что сами понимаете, какие отклонения присутствуют у Вас.
- Вы утверждаете, что я болен. Похоже, нам придется встретиться в суде. 
Самуэль провел рукой по волосам и взъерошил их.
- Партнер. Вы боитесь выбирать партнера потому, что Даниэль Клейптон – фальшивка. Этого человека не существует.
Пациент напрягся. Сейчас он слышал то, что знал он сам, но что имел в виду доктор?
- Вы здоровый мужчина, вам должны нравиться женщины. Единая Система не вызывает доверия потому, что она подберет партнера фальшивке, а не Вам.
Даниэлю стало тяжело дышать. Такое было у него только однажды, в детстве, когда его в первый раз привели в клинику. Психотерапевт медленно встал из кресла и подошел к отверстию в стене, скрытому за прозрачным пластиком. Отодвинув пластик в сторону, он прикоснулся к нескольким кнопкам. Выпал пластиковый стакан, в который начала набираться вода.
- Успокойтесь, Даниэль, попейте воды. Это не патология, вполне нормально, что Вы пытаетесь казаться другим человеком в обществе. Расскажите мне о девушке, которая вам нравится.

Мистер Клейптон терял маску. Под напором этого юнца она просто разваливалась на куски, он даже невольно прикоснулся к маске, скрывающей ужасные шрамы. Что ж, эта ерунда про подбор партнера ему даже на руку.

- Она пришла будто бы из другого мира. Глупая, бестактная и слабая. Она вызывает у меня отвращение, когда плачет. Но ее эмоции заполняют все вокруг, кажется, будто я мертв рядом с ней.

- И часто она плачет?

Психотерапевт призадумался. Такое описание уж точно не подходило для девушки, завоевавшей сердце его пациента, похоже, что Даниэль сам не до конца понимал, что значит слово "нравиться", возможно им стоило уточнить терминологию с самого начала разговора. Хотя если задуматься пациент и сам признался, какие эмоции к ней испытывает в определенные моменты.

- С тех пор, как мы стали говорить, все реже и реже, но я снова притворяюсь.

- Где вы познакомились? – Самуэль слушал с полуоткрытым ртом; никак не мог поверить, что у него, не самого лучшего доктора, получилось разговорить Клейптона.

- Она попала в беду, я помог. Некоторое время она жила у меня дома.

Раздался звук будильника. Доктор вздрогнул.

- Мистер Клейптон, сейчас официально начнется прием. Все разговоры будут записываться.

Даниэль кивнул. Он знал, как говорить на камеру.