Девочка из холодильника

Глава 3. Революционеры

4 июля 237 года после Нуля

Тревожные картинки сменяли друг друга, пока я не вспомнила момент из своей жизни, который предшествовал моему самому глупому поступку. Я сидела в своей комнате и писала в дневнике, эти строчки намертво въелись в мою память. Они были написаны светлой, даже голубой, ручкой, почерк был неровным, прыгал. Я плакала и и пыталась не намочить листы бумаги.

Когда я решилась на это? Наверное, когда мой мир был разрушен. Когда все мои идеалы и цели извратили, перевернули с ног на голову. 
Когда самый близкий человек оказался чужим. Слишком много "когда". Я мертва. Этого не изменить. Физически я здесь, но вы всегда верите лишь своим глазам, а не сердцу. 
Все эти чужие люди. Отвратительное чувство. Улыбаешься, пытаешься скрыть ото всех то, что они противны. Вспоминают прошлое, а толку?
Их приветствует другой человек, хотя человек ли я? Можно ли назвать человеком того, чья душа разорвана на куски, в чьей голове бьется лишь одна мысль?
Нет, я не хочу быть мертвецом среди живых. Я никогда не обрету счастье. И единственное, что я хочу сказать: "Ненавижу! Убийцы!"
Но для них это будет глупо и смешно. Им всегда смешно. Посмотрим, будете ли вы смеяться и дальше...
Я никому не покажу то мерзкое существо, что живет внутри меня. Я убью его. Одержимое местью, гневом и злобой, оно не достойно ломать жизни тем, кто еще не был сломлен в этой войне. В этом аду на земле. И пусть не пугают, я живу в нем, сомневаюсь, что будет хуже.

 

- Подъем, принцесса, - сладкий голосок пробивался сквозь туман забытья.

Голова трещала. Я попыталась встать, но была к чему-то привязана. Со стоном я приподняла голову и огляделась по сторонам.

Комната полностью завешана мониторами. Всего их было шесть на каждой стене, к сожалению, что у меня за спиной я не видела. На половине мониторов были какие-то показатели, другая половина показывала записи с камер видеонаблюдения.

Передо мной стоял ребенок. Мальчик лет семи в костюме цвета морской волны. Черные волосы, голубые, почти прозрачные глаза, он стоял, скрестив руки на груди.

Я молчала. Мальчишка хмыкнул.

- Это даже хорошо, что те двое забрали тебя из убежища этих отшельников. С Крис связываться себе дороже.

Перед глазами появилась картина убийства. Будь мои руки свободны, я бы прикрыла лицо и заплакала. А пока лишь беспомощно дернулась, слезы закапали на пол.

- Это всего лишь агенты охраны биологических существ, не стоит из-за них страдать, - пацан обернулся и посмотрел на мониторы.

- Ты ведь еще ребенок, а уже такой жестокий! – слова оборвались криком, происходящее не казалось таким уж реальным. Возможно, сорвавшись, я бы смогла отделить наркотический бред от настоящего. Я надеялась на это.

Медленно нажав на экран на запястье, мальчик пристально посмотрел на меня. Я не успела заметить, когда передо мной очутилась высокая блондинка. Я непонимающе посмотрела на человека, находящегося передо мной. Девушка обернулась и посмотрела на мониторы.

- Ты боишься, - я узнала голос, это была Крис.

Сердце мое заколотилось. Зачем она убила тех людей?

Крис ушла мне за спину и вернулась со шприцом в руках. Я хотела сопротивляться, но не могла. Ремни так плотно прижимали меня к столу, что был поставлен вертикально, что я не могла сдвинуться ни на миллиметр.

- Ты не узнала ее. Странно. Именно так выглядит Натали Кристофер. Она тоже одна из них. Что плохого сделал я? Спас тебя из рук этих людей, которые считают любого, кто не подходит под стандарт генов, нелюдями? Образцами? Тебе нравилось? Нравилось, что тебя резали, нравилось, что с тобой обращались как с подопытным животным?

- Нет.

Я снова была в истерике. В этом бездушном мире полном техники, где одежда и интерьер не имели никакой индивидуальности, а люди жили, опираясь на мнение машины, я ожила. Мне хватило лишь недолгого разговора с Сэмом, чтобы сложить представление о месте, куда я попала.

Мне было страшно. Почему? Потому, что я была привязана? Или потому что на моих глазах убили человека? Похоже, больше всего меня интересовало, что случилось с человеком, который являлся моим проводником. Наверняка, Сэм пытался меня защитить, неужели его постигла та же участь? Этот человек, что стоял передо мной. Я уверена, даже среди людей, подвластных методам аналитики, он не имел души и был чудовищем. Он так холодно говорит о живых людях, будто они не важны…

Вопрос прозвучал настолько громко, что я сразу поняла, мой похититель задает его не в первый раз:

- Ты ведь понимаешь, кто ты?

Я замотала головой. Девушка обернулась и посмотрела на мониторы.

- Послушай, я не понимаю, почему лекарство не действует. Но тебе нужно успокоиться. Ты совершенство этого мира. Ты «Тень». Человек, которого нет в базе данных ни одной организации. Существо, чей генный код не занесен ни в один список. Мы долго искали «Тень» и вот, ты здесь.

Я не слушала. Тяжело было делать это, когда сердце колотилось как бешеное, а мысли сменяли друг друга с огромной скоростью.

- Возможно, ты успокоишься, если увидишь его…

Я подняла взгляд. Передо мной стоял Сэм. Я уже ничего не понимала. Что это? Иллюзия?

- Что Вы сделали с Сэмом?!

Он усмехнулся. Набрал что-то на маленьком экране на запястье, театрально махнул рукой и показал на один из мониторов. В маленькой комнате, сидели Сэм и девушка со светлыми волосами. Этот человек превращался в нее. Он утверждал, что это Крис.

- Поверь, мне не нужно ничего делать с человеком, чтобы им стать им.

- Ты можешь принять внешность любого, но скопировать поведение человека или его способности… - теперь я злилась.

- Не отрицаю, - прервал меня мой захватчик. – Коэффициент интеллекта Самуэля фон Гранда на две единицы выше моего. И когда-нибудь я пойму, в чем же наше различие.

- Возможно, - тихо заговорила я, - именно те две недостающие единицы и не позволяют тебе понять.

Он подошел ко мне и прикоснулся к моему лицу. Что он собирается делать? Бить?

- Ты очень красивая, тебе кто-нибудь говорил об этом? – поинтересовался он.

Я отрицательно покачала головой.

- Не хотелось бы губить такую красоту. Наверное, ты подумала, что мы будем использовать методы, которые уже давно себя изжили? – он прищурился. – Как же предсказуемо.

- Что вам нужно? – Он начинал давить, и мне это определенно не нравилось, поэтому стоило сказать свое слово.

- Мы хотим, чтобы, в конечном счете, ты получила доступ к Единой системе. А пока просто жила среди этих людей и собирала информацию.

- Но откуда вы знаете, что я вас не обману?

Мой захватчик усмехнулся. Он подошел к одному из экранов и провел двумя пальцами вниз. Стол, к которому я была привязана, начал менять свое положение из вертикального в горизонтальное.

- Я уверен, что ты нас обманешь, поэтому мы не оставим тебе ни малейшего шанса на это.

Мой взгляд устремился в потолок. Ремень достаточно крепко фиксировал мою голову, я не могла даже посмотреть по сторонам. Человек, меняющий свою внешность, подошел. Его тень угрожающе нависла надо мной. Он немного ослабил ремень и аккуратно, но твердо повернул мою голову в сторону, после чего вновь зафиксировал ремень.

Послышались шаги, странный звук, будто что-то выезжает, такой обычно использовали в футуристических фильмах для озвучивания приборов. Он снова подошел ко мне, в руках у него было подобие шприца – маленькая колба с короткой иглой, которая пока находилась внутри.

- Ты такая спокойная, - заметил он.

Я усмехнулась.

Он встал на колени и посмотрел мне в лицо, наклонив голову набок.

- Никто даже не удосужился спросить меня о том, почему я оказалась в криокамере.

- Это очевидно, процедуру криоконсервации проходят те, чьи болезни были неизлечимы в прошлом.

Я засмеялась. Стереотипное мышление, неужели все думали именно так?

- Ты ошибся. Я пыталась покончить с собой.

Казалось, он был ошарашен. Выражение лица лже Сэма было так похоже на выражение оригинала.

- Я хочу знать больше, - сказал он требовательно.

Я замолчала. Улыбка не сползала с моего лица. Он был шокирован. Неужели суицид в их время редкое и необычное явление?

Он поднялся на ноги, молча, воткнул мне шприц в шею и начал терпеливо смотреть на экран. Я знаю это лекарство, это снотворное…

Я проснулась в камере, такой же камере, как и у тех людей, которые нашли меня первой. Затылок сильно чесался, я прикоснулась к нему пальцами и нащупала что-то торчащее оттуда, оно было заклеено подобием пластыря.

- Не трогай, - раздался женский голос.

Я прикрыла глаза. Снова со мной говорили через динамики. Демонстративно убрав руки от шеи, я села на кровать.

- И чего вы добились этим? Взаперти я абсолютно бесполезна.

«Так же как и на воле».

Усмехнулась. Мои мысли были вновь заняты моей ничтожностью. Изменилось время, поменялись люди, сменилось место, а я все еще беспомощна. Как же я ненавижу эту пустоту!

Я подняла голову и посмотрела на потолок, там располагались полусферы размером с кулак, похоже, это были какие-то датчики или камеры.

В моей голове было так же пусто и неуютно, как и в камере. Казалось, что моя пустота изнутри превратилась в пустоту снаружи. Я подняла руки и посмотрела на них, на фоне светло-серого потолка кожа моих рук казалась такой же бледной и безжизненной.

Дверь отъехала в сторону, и в камеру зашел лже Сэм. В руке у него был маленький чемоданчик. Я проводила взглядом предмет в его руках. Он смотрел на меня, не моргая.

Сейчас я была свободна, и я могла его коснуться. Пусть это и иллюзия, но настоящее тело должно отличаться от голограммы. Схватив его за запястье, я сжала руку. Странно… будто я схватила за руку настоящего Сэма.

Жесткая пощечина, нет, скорее удар по лицу меня ошарашил. Сразу же заныл тот самый зуб мудрости, который и выдал мое отличие генетического кода. Я инстинктивно взялась за то место, по которому пришелся удар.

Он зло посмотрел на меня и уронил на кровать. Я не хотела причинять ему вред, я даже не хотела провоцировать его на что-то. Что с ним, черт его дери, происходит? Игла вошла мне в шею, и тело начало неметь. Руки стали ватными, голова свинцовой, но я все еще все ощущала. Нет, это было не снотворным.

Этот человек надавил мне на выступ на шее, казалось, что-то немного вошло мне в голову…

Когда я что-то нечленораздельно замычала, оказалось, что и способность говорить пропала. Это было действительно больно. Странно, но в этот момент я думала не о том, чтобы избежать этой пытки, а о том, чтобы очнуться после этого.

За спиной моего обидчика появилась женская фигура. Она держалась на дистанции и боялась к нему прикасаться.

- Висп! Пожалуйста, прекратите! Она может потерять зрение!

Но он не слушал. Опершись одним коленом о кровать. Он перевернул меня на бок и продолжил давить. Я чувствовала его пальцы на своем затылке. Он нажимал на какие-то точки, что-то поправлял. Спустя какое-то время я услышала звук закрывающейся двери.

Тело медленно отходило от парализующего вещества. Шея и голова дико болели, впрочем, как и зуб. Все плыло и казалось в тумане. Серые стены казались просто чем-то нефизическим, сделай всего шаг и пройдешь сквозь нее, но я-то помнила, что меня окружает безжизненный пластик. Ноющую боль на время прервал приступ тошноты.

Откашлявшись, я обернулась и увидела ту самую девушку, которая пыталась остановить этого человека.

Она улыбнулась и протянула мне плитку шоколада.

 

***

 

- Как они посмели! – за столом сидела темноволосая женщина и пила чай из узорчатой чашки.

- Мама, прошу, не нервничай, - Самуэль вздохнул.

Сэм и его матушка сидели в комнате для отдыха, которая располагалась на двадцать пятом этаже. Из окна, которое полностью заменяло одну из стен, можно было сейчас наблюдать световое шоу. В городе был праздник, поэтому мерцал каждый уголок. Но праздничное настроение было не у всех. Сэм, например, был очень подавлен, а его мать находилась в праведном гневе.

Возле выхода стояли два человека в серо-зеленых костюмах, которые с интересом косились на чайный сервиз, они слышали, что Лили фон Гранд славилась своей любовью ко всему необычному… но ее роль ведущего специалиста в разработке системы синхронизации для мобильных доспехов все же заставляло забывать о многих особенностях ее персоны.

Лили буравила охранников взглядом.

- То, что ты просто не мог совершить такое, априори известно. Эти террористы потеряли всякий стыд. Как они посмели копировать твою внешность!

Самуэль попробовал чай и поставил чашку на блюдечко. Он-то понимал, что людям из Службы защиты биологических существ абсолютно все равно, что говорит его мать. Так проще. Они не смогут поставить ее на место, а обижаться – только нервы портить. На камерах было зафиксировано, что человек с внешностью Сэма убил двух сотрудников Защиты, поэтому они здесь.

- Меня больше удивляет, как Виспер смог создать голограмму, которая фиксируется на камерах.

Бровь Лили приподнялась, Сэм вздохнул, он знал это выражение лица.

- Самуэль, как ты можешь думать об этом в такой момент? Хотя нет, действительно, как же он до мельчайших деталей смог повторить твою внешность… Возможно, он когда-то видел тебя.

- То, что он обладает высоким уровнем интеллекта это факт. Пожалуй, при встрече я бы с ним пообщался, - продолжил парень рассуждать вслух.

- Абсурд! Он не достоин твоего внимания, как и эти люди…

В этот момент дверь отъехала, и в комнату зашла Крис. Девушка была одета в темно-синий костюм, который отличался от того, в котором она находилась на территории консерваторов. Девушка ввела несколько символов на экране, располагавшемся на запястье, и подсела к Грандам.

- Я приветствую вас и сразу же прошу прощения за предоставленные неудобства.

- Говорите как работник, а на деле простой наемник, - поджала губы Лили.

Сэм с сочувствием посмотрел на Натали. Но девушка даже если и обиделась, то виду не подала.

- Самуэль находился рядом со мной в тот момент, когда было совершено убийство, - тихо сказала она. – Так же мы обнаружили камеры наблюдения, из которых были частично извлечены записи. Все обвинения сняты, Самуэль фон Гранд, Вы свободны.

Натали Кристофер поднялась с куба, заменяющего стулья, и быстрыми шагами вышла из комнаты. Сэм подорвался с места, игнорируя причитания матери. Он окликнул девушку уже в коридоре.

Она резко обернулась. Платиновые волосы встрепенулись в воздухе и неаккуратно легли на плечи. На ее лице было написано отчаяние.

- Что Вам нужно? – учтиво спросила она.

- Забудь про эти глупости, - махнул рукой Сэм. – Я хочу тебе помочь.

- Мне нужны записи о доступных исследованиях побочных организаций.

Сэм всегда считал Крис недостойным руководителем, да и об уровне ее IQ был не лучшего мнения, но сейчас ему показалось, что перед ним стоит абсолютно другой человек. Сэму было плевать, кто она, поэтому он даже не удосужился навести справки. Но после нескольких часов проведенных с матерью, он узнал, что Натали Кристофер была высококвалифицированным работником Службы защиты биологических существ.

- Тебе нужно навести справки о Кэт?

Натали кивнула.

- Идем, - парень указал в сторону лифта.

Девушка колебалась лишь мгновение, после чего уверенно пошла вперед, пытаясь при этом идти наравне с Сэмом. Она не до конца верила, что сможет так просто получить доступ к секретным файлам.

Архив впечатлял. Огромное помещение с серверами и невообразимых размеров экран удивили даже Сэма, который был холоден к технике.

Натали сразу же ввела необходимые данные. По запросу был найден лишь один файл. Девушка открыла его. К текстовому документу была прикреплена фотография Кэт. Сэм отметил, что делали ее в тот момент, когда она находилась в капсуле.

Крис начала листать документ, читая по диагонали. Девушка не сразу поняла, что происходит, ей понадобилось несколько секунд для того, чтобы понять, что означает курсор, пожирающий буквы.

- Гранд! Тревога!

Сэм растерялся, он даже не понял, в чем проблема. Инженер, обслуживающий архив, появился из ниоткуда. Он набрал что-то на мобильном устройстве, и на экране появился персонаж одного из популярных детских мультиков: миниатюрная девочка с синими волосами.

- Проблемы? – поинтересовалась она. – Утечка. Вычисляю нарушителя. Установлен зашифрованный канал.

- Останови уничтожение данных! – сказал он нервно.

- Выполняется экстренное копирование и перенаправление на другой сервер по дополнительному каналу, - отчиталась девочка. - Неудача. Нет доступных каналов, - она развела руками.

Натали выхватила из кармана мобильное устройство и сделала несколько фотографий экрана.

- Что?! Они стираются! – девушка с отчаянием посмотрела на инженера.

Сэм стоял спокойно и быстро бегал взглядом по экрану, читая информацию.

- Прекрати общее соединение! – быстро сказал инженер.

- Идет отключение синхронизации с Единой системой. Отключено от спутников, кабельное соединение разорвано. Идет оценка потерь. Процент потери менее одной миллионной, хотите узнать подробности?

- Нет, - хмуро ответил инженер.

Девочка поправила волосы и исчезла с экрана.

Сэм обернулся к Натали:

- Что ж, похоже, теперь мы с тобой напарники, Крис.

- Я и не сомневалась, что ты все запомнил.

 

***

Есть ли здесь какой-нибудь подвох? Не знаю, но мне так хотелось есть, что я без раздумий взяла ее. Недолго повозившись с упаковкой я, наконец, подняла глаза и посмотрела на девушку, поблагодарив ее.

Ее звали Саманта. Она выполняла функцию моего врача и охранника. Девушка следила по мониторам за моим состоянием и приходила, когда это было необходимо. Она была выше меня ростом и сложена более спортивно. Добродушная улыбка на лице сразу вызывала доверие. Дождавшись, когда я доем шоколад, она сказала оставить упаковку в комнате, а мне самой выйти.

Она так свободно себя ведет, неужели не боится, что я могу напасть?

- Наверное, ты думаешь, почему я без колебаний выпустила тебя из камеры? – спросила она дружелюбно.

Я неуверенно кивнула.

- Все очень просто. В твоем теле стоит контроллер движений. Ты и шагу сделать не сможешь, если мы этого не захотим. 

В горле у меня встал ком.

- Я слышала, что ты самоубийца, - вдруг сказала она.

Я перевела взгляд. Сейчас мне было слишком плохо, я не хотела говорить об этом. Девушка взяла меня за руки и посмотрела в глаза:

- Скажи, неужели в прошлом было так плохо, что люди прерывали свою жизнь еще в молодости?

- Я… - да что со мной такое? Не могу связать слова. – Была не права, мне было плохо, но…- выдохнула, - я очень скучаю. Теперь мне действительно плохо.

Почему я все рассказываю ей? Наверное, мне нужен человек, которому я бы хотела довериться, но почему именно она? Может потому, что это единственная девушка, которая отнеслась ко мне с добротой?

- Мы не можем вернуться в прошлое, - Саманта посмотрела в окно, к которому мы только что подошли. Я тоже начала с интересом смотреть в него. – Зато в будущем мы можем сделать что-то полезное. Я уверена, что ты точно сможешь.

За окном я увидела лишь водную гладь. Была ночь. Похоже, мои внутренние часы совсем сбились, мне абсолютно не хотелось спать. Хотя оно и понятно, ведь в последнее время меня постоянно пичкали снотворным. 

- Почему этот человек… меня ударил? И что он делал со мной? Ты о чем-то кричала, кажется, о зрении, - я сжала руки, признаться, я была обижена на Лжесэма. Нет, я не боялась его, мне просто хотелось…

- Виспер не любит, когда к нему прикасаются, поэтому он и разозлился.

Саманта повернулась ко мне и посмотрела в глаза. Девушка следила за моей реакцией, впрочем, как и все, кого я встретила в этом мире. Меня это немного раздражало, как и все, что происходило вокруг, хотелось просто лечь и смотреть в потолок, но каждый раз они заставляли меня как-то реагировать на их действия.

- Твой головной мозг, как и черепная коробка немного отличаются от наших. И если в обычного человека можно ввести этот имплантат без каких-либо трудностей, то в твоем случае это затруднительно.

Почему-то до меня только сейчас дошло, что я нахожусь под контролем. Прижав руки к лицу, я оперлась спиной о стену. Я забыла о том, что на мне был костюм, в котором были встроены эти глупые иглы. Укол в руку, как же это раздражает! Я съехала вниз по стене. Саманта наклонилась ко мне и положила руку на плечо. Я подняла голову, она внимательно смотрела на меня.

- Я не хотела причинить ему вред, просто его внешность… Я хотела лишь прикоснуться.
Девушка растерялась, кажется, она не ожидала таких слов.

- Я думаю, что сейчас он понимает, просто… Виспера сложно понять, ему можно либо верить, либо нет.
Сколько же безысходности в ее словах, как же я хочу вернуться к Сэму.

- Как можно верить человеку, который меняет внешность как перчатки?

- Как перчатки? – повторила за мной Саманта. – Ой, а мне нравится это сравнение! Верно подмечено, мы меняем перчатки ежедневно.

Я молчала и продолжала сидеть на полу. Интересно, что они будут делать со мной, если я перестану реагировать на них? Наверное, ничем хорошим это не закончится, ведь во мне чертов имплантат…

- Так все же, почему ты хотела умереть? – не унималась Саманта.

- Разве ты не понимаешь, что мне тяжело об этом говорить?! – я подскочила. – Мало того, что я очнулась, так еще я узнала, что все… все, кто был мне хоть как-то дорог мертвы! Но нет, этого было мало, меня еще стали изучать, резать, похищать и вставлять имплантаты! – Снова сработал костюм, и я получила еще дозу успокоительного. – Вы ждете от меня чего-то заоблачного! Да, я человек-призрак, но я ничего не могу! Я бессильна! И я хочу лишь…

- Успокойся, - услышала я скорее приказ, чем просьбу. – У тебя будет смысл, ты многому научишься…

- Но если мне не нужен ваш смысл! – сердце не прекращало колотиться. – Да сколько же можно меня колоть успокоительным! – казалось, у костюма нет ограничения на дозу.

Саманта медленно подошла ко мне и посмотрела как-то иначе, где-то я уже видела этот взгляд… Ее рука дернулась, я ожидала чего угодно, но девушка быстро положила мне руку на плечо и как-то неумело обняла, признаться, мне было даже больно.

- Ты ведь родилась, значит, смысл был. Плохо, что ты не хочешь нас послушаться беспрекословно, но… 

- Но у вас нет выбора, и вы меня заставите? – я усмехнулась. – Зачем я вам вообще нужна? Это только в фильмах неудачники становятся главными героями, спасающими мир.

Саманта отстранилась от меня и улыбнулась.

- Я не понимаю, почему ты улыбаешься? - меня это даже немного разозлило, она что, смеется надо мной?

- Ты похожа на главного героя наших фильмов, ты погружаешься в себя, пытаешься разобраться в проблемах, найти истину. Именно эти отличительные черты и делают тебя уникальной. Но зачем спасать мир? Все работает как часы, никогда один человек не сможет изменить ход событий. 
Что за бред она несет? Нет, я не понимаю. Сначала мне сказали, что я нужна именно для того, чтобы эти часы сломать, а теперь мне говорят, что я ничего не смогу сделать. 

- Тогда какой от меня толк? Я лишь думаю о своих проблемах, как и ваши герои из фильмов. Хотя у нас было другое кино.
Саманта кивнула головой куда-то в сторону. Мы немного прошли вперед по коридору, и я увидела что-то наподобие скамейки, только состояла она из двух кубов, сделанных из непонятного мне материала. 

- А какое кино было у вас? – она определенно пыталась сменить тему и… понять меня?

Девушка присела на куб и улыбнулась мне, я сделала тоже самое. Прикрыв глаза, я начала вспоминать фильмы, которые смотрела тогда, в прошлом. Знакомые титры, однообразное начало. Пожалуй, мне будет сложно объяснить ей, что именно хотели сказать создатели и хотели ли они вообще что-то сказать, ведь я смотрела кино невнимательно, часто ставила его на паузу. Если же оно шло по телевизору, могла на что-то отвлечься и пропустить большую часть сюжета.

- В боевиках всегда были крутые парни, которые в одиночку могли уложить отряды элитных бойцов. Казалось, что у них бесконечное число патронов в стволе, а понятия боли для них не существует. 

Саманта повернулась ко мне полубоком, улыбнулась и широко распахнула глаза. Она напоминала мне аристократку. Плечи всегда были расправлены, голова поднята. Она была спокойна и уверена в себе. 

- Но какой смысл в этой резне? Они за что-то боролись?

Я вздохнула и скептически посмотрела на нее.

- Они спасали мир. Всегда возникала какая-то угроза, с которой могли справиться лишь они, а все окружающие были идиотами.

Девушка хмыкнула, мне даже показалось, что она знает это чувство.

- А еще была ниша мистики. Там происходили разные паронормальные явления.

- Паранормальные явления… – девушка задумалась. – Это ты имеешь в виду способность к работе с техникой?

- Чего? – я осеклась. – Нет, я имела в виду призраков, летающую мебель, странные смерти…

Саманта подняла руку, показывая этим самым жестом, что мне нужно остановиться.

- А что такое призраки? – поинтересовалась она.

Я не успела ответить, потому что она отвлеклась на сигнал, раздавшийся в устройстве. Девушка внимательно смотрела на свое запястье, после чего поднялась и провела рукой снизу вверх, призывая меня сделать то же самое. Снова красивый и плавный жест. Как мне это нравится.
Мы прошли до конца коридора, поднялись на лифте на другой этаж. Остановились возле одной из предполагаемых дверей. Серьезно, как они их находят в стене? Девушка остановилась и взяла меня за плечи.

- Наши фильмы внушают нам, что идеал человека в том, что он способен копаться в себе, но он не способен что-то изменить. Они призывают нас замыкаться, но продолжать делать то, что требует от нас система. Эти фильмы говорят нам, что один человек ни на что не способен.

Я удивленно посмотрела на нее. Эта речь кажется мне прелюдией к чему-то…

- Сейчас мы протестируем твое устройство. Если ты расслабишься, больно не будет. 

Дверь открылась, и мы вошли в абсолютно пустое помещение. Голые стены, и больше ничего. Лишь в одном из углов блестел объектив камеры, которую, кажется, и не пытались спрятать. Саманта скрылась в другой комнате. Для чего же?

В следующий миг я услышала голос Сэма, он приказал мне лечь на пол и расслабиться. Но я знала, что это не Сэм…