Дверь в небосклоне

Глава 8

Разумнее всего было бы вернуться к Ладиру, но любопытство оказалось сильнее меня. Впрочем, и об осторожности не стоит забывать. Я продвигаюсь вперед очень медленно, стараясь не шуметь, не наступать на осколки стекол и обломки камней. Мы с дядей часто ходили на охоту, и я умел передвигаться тихо. Конечно, тогда под ногами была земля, а не твердый камень, или из чего там делали свои дороги Древние. И все же меня вряд ли услышат. 

Улица довольно широкая, здесь я, как на ладони. Осмотревшись, я отхожу ближе к одному из домов, в ту сторону, откуда доносятся женские голоса. Шаг, еще шаг… Медленно. Голоса раздаются все ближе. Я подхожу к перекресту. Еще немного и будет поворот. Теперь уже можно разобрать, о чем говорят мои мороки. Хотя… Мороки ли? Замираю и прислушиваюсь. 

- Крисса, ты уверена? 

Голос совсем тонкий, словно принадлежит совсем еще девчонке, но властный и уверенный. Скорее всего, его обладательница уже давно не ребенок. Возможно, она даже главная в паре. Если, конечно, у них есть главный. 

- Ну что я, совсем дура? – второй голос более низкий, глубокий. Но и менее строгий. Можно даже сказать, игривый. - Своими глазами видела, аж три человека. Один ушел вглубь квартала, за дровами, наверное, двое остались. Явно за чем-то ценным ходили, иначе чего бы втроем? Я, правда, близко не подходила, так что больше ничего не знаю. 
Неужели речь идет о нас? За нами следили? Но зачем? 

- Трое – много! - недовольно произносит первая. – Лучше вернуться. 

- Ты в себе сомневаешься, Тильда, или во мне? – судя по голосу, Крисса ехидно улыбается. 

Наступает тишина. Даже звук шагов пропадает. Видимо, они тоже остановились. 

- В них. Что им тут втроем делать? Ищущие и парами редко ходят, а тут аж трое… Что-то тут не так. 

Обе женщины замолчали, давая и мне перевести дыхание. Мысли заполнены одним вопросом: что им от нас надо? Вряд ли намечаются дружеские посиделки, иначе чего бы им так осторожничать? Имеет смысл и мне соблюдать осторожность. 

Я прислоняюсь к выщербленной стене, вжимаюсь в нее, пытаясь слиться с серым камнем. До угла – рукой подать. С другой стороны – низкое окно. Наверное, если подпрыгнуть, удастся подтянуться и забраться внутрь. Не знаю, правда, получится ли это сделать бесшумно. Больше прятаться просто негде. Разве что пока Крисса и Тильда о чем-то молча размышляют, попытаться отойти дальше. Сразу за этим домом небольшое ответвление дороги. Но можно и просто встретить их здесь. В конце концов, там всего лишь две слабые женщины. Да может, они ничего делать и не обираются. 

- Лучше вернуться, - еще раз произносит Тильда. 

- Ага, снова без добычи, да? Ты слишком осторожничаешь, из-за этого мы давно уже живем впроголодь. Нужно идти. 

Камин под ногами Криссы шумно зашуршали, словно они резко развернулась на пятках. Нужно решать, что делать.

Сам удивляюсь своим мыслям. Прятаться, бежать… Что за чушь? Две женщины в городе… Да им самим, поди, нужна помощь, а я вдруг их испугался. Улыбнувшись сам себе, я отталкиваюсь от стены и выхожу обратно на выщербленную дорогу, а затем поворачиваю за угол.

Разговор мгновенно стихает. Обладательницы загадочных голосов во все глаза разглядывают меня, а я разглядываю их, пытаясь понять, что здесь забыли две молодые девицы. Да еще столь странно одетые. Обе они в штанах, причем очень узких, до неприличия. Ткань обтягивает стройные бедра и ноги. Свободные светлые рубахи сами по себе смотрятся вполне достойно, но на груди их стягивают кожаные жилеты, также плотно прилегающие к телу и подчеркивающие соблазнительные формы.

Смущение охватывает меня. Я отвожу взгляд, напоследок отмечая длинные ножи, висящие на поясе у обеих. Интересно, зачем им такое оружие? В дороге можно и меньшим обойтись, а дикие звери в город не заходят. Во всяком случае, в этом меня заверил Ладир, уговаривая оставить привычное копье дома. А вот их лица я так и не рассмотрел. Ужас! Как стыдно, так бесцеремонно пялиться на незнакомых женщин. А хоть бы и на знакомых…

Пока я ругал себя, они, кажется, немного опомнились. Краем глаза я вижу легкие движения рук, поворот головы. Кажется, незнакомки переглядываются между собой. Словно что-то молчаливо обсуждают. Наконец, одна из них, та, что ближе ко мне, говорит:

- Какой милый мальчик! – судя по неестественно тонкому голосу, это Тильда. - И такой стеснительный.

А еще от них очень приятно пахнет. Какими-то цветами. Быть может, фруктами. Запах тягучий, густой, обволакивающий. Хочется уткнуться носом в мягкие волосы и вдыхать этот аромат…

- Не надо смущаться, - подхватывает Крисса. Игривые нотки в ее голосе сейчас куда слышней. Такой глубокий, такой зовущий, он будит фантазию, будоражит.

Я не вижу ее лица, но явственно представляю себе томную улыбку и манящий взгляд. Что за чушь? Я же даже не знаю, как она выглядит! Меня охватывает странное оцепенение. Тянет повернуться, впиться взглядам в притягательные формы девушек. А может, не только взглядом… Но я словно прикован к месту, не могу пошевелить даже пальцем.

- Посмотри на меня, - призывно шепчет Тильда, чуть смещаясь в сторону. Так, чтобы я лучше видел ее.

Невысокая, но такая ладная, словно дорогая фарфоровая кукла из дальних округов. Кожа очень светлая, и глаза тоже, как вода в лесном роднике. А волосы черные, собраны в хвост на затылке. Но вот ее маленькая ручка тянется к тесьме, перехватывающей хвост. Легкое движение пальцев, и черная волна волос рассыпается по хрупким плечам. Запустить бы в эту волну пальцы, притянуть бы девушку к себе…

Каменная крошка справа от меня предательски шуршит. Я не вижу Криссу, хотя только что она мелькала где-то справа. Сейчас она подойдет ко мне сзади, положит руки на плечи, и ее мягкий голос зазвучит у меня над самым ухом. Интересно, что она скажет?

Вот только почему она старается зайти со спины незамеченной? Крадется, старается ступать бесшумно. Развернуться бы так, чтоб видеть их обеих…

Запах становится сильнее, он уже почти осязаем. Мысли в голове путаются. Ускользают. Все заменяет запах и звенящий голос Тильды:

- Какой он внушаемый, Крисса! Можешь не красться. Он с места не сдвинется.

Тильда расслабляется, снова поднимает руки и снова собирает роскошные волосы в высокий хвост. На мое плече действительно ложится рука. Нежные пальцы пробегают по шее, теребят мочку уха, скользнула за пазуху, погладила грудь. Девушка прижимается к моей спине пышной грудью. Рука на груди напряглась, а к шее прильнул холодный металл длинного ножа, что так уютно болтался у стройного бедра Криссы.

Сладкий запах накатывает на меня густой волной, захлестывает, одурманивает.

- Его сразу резать, или поговорим сначала? – вот я и услышал нежный шепот у самого уха. Только я никак не рассчитывал на такие слова.

- Фу, Крисса, какая ты кровожадная! Может, мы его вовсе убивать не будем. Если он будет хорошим мальчиком.

Тильда сладко улыбается, скидывает с плеча сумку и начинает что-то в ней искать. Через некоторое время в ее руках появляется веревка. Она выпрямляется, и все с той же улыбкой подходит совсем близко ко мне.

И вновь густая цветочная волна накрывает меня с головой. Перед глазами все плывет, не потерять бы сознание.

- Ты же будешь хорошим? Ты расскажешь нам, куда вы ходили и что нашли? Ты поможешь нам справиться с твоими спутниками?

Я хотел сказать: «Нет!», я хотел мотнуть головой, я хотел… Тело не слушается меня. Я не могу даже мотнуть головой. Только в глазах, видимо, что-то отражается. Тильда хмурится и переводит взгляд на Криссу.

- Древние! Давно я не видела столь подверженных запаху людей. Мы перестарались. Он оцепенел.

Она протягивает веревку мне за спину.

- Свяжи его хорошенько. Нам придется отойти от него подальше, чтобы он хоть чуть-чуть пришел в себя.

- Будет сделано! – насмешливо рапортует Крисса, принимая веревку.

Сильный толчок опрокидывает меня на землю. Больно! Саднит колено, кожа на лице зудит. В пыль подо мной падают редкие капли крови. В щеку впиваются мелкие камешки.

- Помоги! – просит Крисса.

Вместе они подтаскивают меня к зданию, усаживают и прислоняют к стене. Руки перекидывают под колени и привязывают к щиколоткам. Ну, вот и все. Вряд ли я смогу из этого выпутаться.

Закончив связывать меня, девушки отходят в сторону.

Цветочный запах каждым их шагом становится слабее, словно теплые волны отпускают меня. Когда Крисса и Тильда отошли на несколько метров, я, наконец, смог хоть немного пошевелиться. Первым делом я пробую примоститься поудобнее.

- Наш мальчик зашевелился, - Крисса ехидно улыбается.

- Может, у него и голосок прорезался? - в тон ей продолжает Тильда. – Будем говорить?

Я неуверенно киваю.

- Ты скажи что-нибудь, уверена, голосок у тебя такой же сладкий, как и ты сам.

В воздухе все еще витает сладкий аромат, и хочется петь для нее, не то что говорить. Да-да, зови меня сладким! И все же я потихоньку прихожу в себя. Меня охватывает злость. И на девушек, с их издевательским тоном, и на себя, что так глупо попался. На Древних, хотя они-то уж точно тут ни при чем.

- Хватит, - голос звучит не слишком уверенно, но Тильда все же слышит в этой пародии на крик возмущение.

- Что хватит? – спрашивает она.

- Хватит звать меня сладким.

- А как же мне тебя звать, сладкий?

Понятно, спорить бесполезно. Да и не слишком умно с моей стороны, наверное. Я просто отворачиваюсь от них, чтобы скрыть досаду на лице.

- Стеснительный мальчик. Ну не надо, не надо. Мы только поговорим. Или ты хочешь большего? Если будешь хорошо себя вести, я подумаю. Так что не дерзи.

Голос Тильды звучит ближе. Цветочная волна вновь накрывает, я успеваю только прикрыть глаза, чтобы хоть не видеть соблазнительниц. Теперь я все слышу, но ничего не вижу. Неожиданно, стало легче.

Вот только звуки раздаются какие-то странные. Сначала шуршание камней, потом сдавленный вскрик Криссы, какое-то бренчание. А потом голос Ладира:

- Отойди от него, сучка!

Тут уж я не выдерживаю и распахиваю глаза. Ладир стоит за спиной у Криссы: высокой и крепкой рыжеволосой девицы. Его лицо до самых глаз закрыто какой-то тряпкой. У горла девушки ищущий держит свой походный нож.

За спиной Ладира стоит Талина с длинной деревянной палкой.

Тильда стоит ко мне спиной, слегка пригнувшись, словно готовясь к прыжку.

- Девка?! – сейчас голос Тильды звучит визгливо, противно. – Вы серьезно притащили в город девку?

- Заткнись! В сторону, я сказал! – Ладир явно нервничает и торопится.

Вот только перепалка эта может длиться еще долго. В голове стоит туман, мысли ворочаются лениво, и словно мимо меня. Я сам не успеваю их осознавать. Вот проскакивает одна, ловлю ее за хвост и, не раздумывая, воплощаю в жизнь.

К счастью, шевелить ногами я уже могу. Разворачиваюсь боком к Тильде, опрокидываюсь на спину и перекатываюсь ей в ноги. От неожиданного толчка девушка падает вперед, совсем как я недавно. Талина тут же подскакивает к ней и бьет Тильду по голове своей палкой.

***

 Все кончилось быстро. Уже спустя несколько минут обе девицы лежали у той же стены, где сидел я. Связанные по рукам и ногам. Талину трясет, хотя состояние ее явно лучше, чем во время припадка. Просто ей никогда раньше не приходилось бить людей.

Мы с Ладиром стоим метрах в пяти от наших пленниц, куда запах почти не доходит. И все равно ищущий настоял, чтобы я, как и он, закрыл лицо тряпкой, смоченной чем-то вонючим. Он сказал, что это отвар какой-то травы, запах которой нейтрализует одурманивающее воздействия запаха Сирен. Так ищущие называли странный женский клан. Они шляются по городу, соблазняют ищущих и забирают у них добычу.

- А ты говорил, что оружие мне не пригодится.

- Да понимаешь, н подходят они обычно так близко к деревне и храму. И в город далеко не уходят, так, крутятся примерно в паре дней пути, перехватывают парней да грабят. В основном одиночек и неопытных. Последнее время у них редко что получается. Может, оттого и вышли сюда.

- Может.

- Да и что уж там, чем бы тебе копье помогло?

- Ничем. А вот если бы ты мне про них рассказал, я бы вернулся к костру как только услышал женские голоса.

- Ну, уж прости, не хотел тебя пугать понапрасну. Ни тебя, ни Талину.

- Да уж… Не напугал. Ладно, с этими-то что делать?

- Надо бы в деревню отвести, к видящим.

- Это всю дорогу с этими тряпками на морде идти?

- Ну, иначе никак, уж извини.

И все же решили вести сирен в храм. Я понимаю, что это необходимо: нужно же узнать, с чего они так близко подошли к деревне. С нас-то какой спрос, ни спросить правильно не умеем, ни услышать. Пусть видящие решают. Вот только возни с этим походом связано – не дай Древние.

Прежде всего, нужно было развязать им ноги, чтобы смогли идти. Но этим мы даем мы некую свободу действий. Придется обеих держать в зоне видимости. А еще эти вонючие тряпки. Нет, ну, действительно, пахнут ужасно.

 В общем, сплошные проблемы. Да еще Талина…

Ладир тоже нервничает, но он старается заглушить страх действиями, а мне велел следить за пленницами. Кипятит воду, сыплет туда нужные травы, вымачивает в отваре новые тряпицы. Затем собирает вещи и тушит костер. Талина старательно ему помогает, хотя по ней видно, что действия даются ей с трудом.

А я сижу на небольшом камне и смотрю на стену дома, чуть выше макушек Тильды и Криссы. На них смотреть страшновато. Чего еще придумают…

- Корун! – окрикивает меня Ладир. – Поднимай их, выдвигаемся.

Я опускаю взгляд на сирен. В их глазах скачут задорные огоньки. Древние! Да сколько можно! Лучше бы мы их просто здесь оставили. Встаю с камня, подхожу к ним и развязываю веревку, стягивающую их щиколотки.

- Вставайте, - ворчу я.

Девушки покорно поднимаются, не сводя с меня глаз. Хорошо, что Ладир догадался обеим заткнуть рты кляпами. Не хватало еще, чтобы они тут болтали всякую чушь. Вспоминаю о том, как я стоял напротив них, не имея возможность шевелиться, говорить, даже мыслить связно. Меня передернуло.

На плечо ложится рука Ладира:

- Двигаем. И с этими хочется побыстрее закончить, и племяшку мою снова трясти начинает. Надо торопиться.

Я оглядываюсь на Талину. Да, ей определенно становится хуже. И как уследить за всем: и за сиренами, и за ней?

- Держи намордник.

Я беру из рук Ладира тряпицу, скидываю старую и повязываю новую.

- Готово.

- Вот и славно, - отвечает ищущий. – Племяшка, иди сюда, домой пора.

Талина подходит к нему. Взгляд снова в землю, вид потерянный. Ох зря протянули, зря. Ладно, чего уж. Ладир окидывает ее взглядом и говорит:

- Корун, ты за ней присмотри, а я этих караулить буду. Мне не впервой, так надежней будет. Да и Талину ты, кажется, быстрее меня успокоить сможешь, если что.

Киваю, иду вперед, тяну Талину за собой. Когда мы уходим с перекрестка, она слегка оживляется, поднимает глаза, даже осматривается. Правда тут же снова опускает взгляд, но все же идет бодрее, свободнее.

За спиной то и дело шуршат камни под ногами пленниц и их конвоира. Время от времени слышится окрики Ладра:

- Поереглядывайтесь мне тут, попереглядывайтесь. Вперед смотреть! Не оборачиваться!

Не знаю, почему, но его голос меня успокаивает. Может, потому, что позволяет представить, что там за моей спиной делают сирены? А, что гадать. Не до них сейчас.

Мы выходим на очередной перекресток. Когда в город шли, на него мы поворачивали направо, значит, обратно налево надо. Я уже собирался повернуть, но тут меня окрикивает Ладир:

- Направо давай, тут быстрее!

Я оборачиваюсь и вопросительно смотрю на ищущего. Чего ж мы сюда-то не по короткой дороге шли?

- Там дорога чуть посложнее, но короче. Мы ж гулять шли.

Киваю и поворачиваю направо. Талина поворачивает за мной.

- Ах! – вскрик Талины режет по ушам.

Оборачиваюсь – девушка смотрит сквозь меня туда, куда мы собирались идти. Глаза расширены, руки трясутся, но в истерику, вроде, впадать не собирается. Что ж она такого там увидела? Делаю шаг к ней, беру за руку и снова поворачиваюсь, глянуть, куда же она смотрит. Вроде, ничего особенного: дома, дорога, чуть подальше торчат какие-то прутья. Прутья?! Древние, вот оно что! Кто бы знал. Тащу девушку к себе, прижимаю, прячу ее от воспоминаний. Глупо, но что еще делать?

- Куда?! – на этот раз кричит Ладир.

Ну что еще? Не отпуская Талину, осматриваюсь вокруг. За спиной никого нет. Обе сирены что есть мочи несутся в разные стороны, Ладир, пытается догнать одну из них – Тильду. Скачек, еще один, он прыгает вперед и буквально прижимает девушку к земле.

Крисса оглядывается на сдавленный хрип подруги, но не останавливается, а только набирает скорость. Если бросится следом прямо сейчас, я, наверное, смогу ее догнать. Но нельзя же бросать Талину. Древние! Что же делать?

Думать некогда. Срываюсь с места за Криссой. Надеюсь, Ладир справится с Тильдой, у него, воде, есть опыт в таких делах. Фигурка девушки маячит передо мной, словно она и не собирается от меня скрываться.

Древние! Да что же это такое? Они все еще играют с нами? Злость застилает взгляд, она придает мне сил. Дома по сторонам мелькают все быстрее, расстояние между мной и Криссой начинает сокращаться. Догоню – голову оторву! Сколько можно-то?

Девушка в очередной раз оборачивается, замечает, что я уже близко. Теперь-то она начинает нервничать: резко меняет направление, пытается скрыться между двумя близко стоящими зданиями. Но теперь это бесполезно: я слишком близко. Скрыться с глаз не получится!

Еще одна смена направления. Паникует! Уже не важно, я ее достану. Злость накатывает новой волной, придавая сил. Я почти догнал ее! Почти. Напрягаюсь, прыгаю вперед, как чуть раньше Ладир. И, как и он, валю с ног сирену. Добегалась.

Мы вместе падаем на камень, сдирая и без того содранную кожу на руках и ногах. Девушка странно затихла. Кажется, при падении она ударилась головой. Плохо! Но дышит. Жива!

Чуть отдышавшись, я встаю на ноги, закидываю бесчувственную Криссу на плечо и поворачиваю в обратную сторону. Еще бы найти дорогу с первого раза. Я ж не смотрел толком, куда и где мы поворачивали.

Только сейчас понимаю, насколько глупой была идея догонять Криссу. Вроде, дома в городе Древних все разные, глядишь на два соседних, массу отличий видишь, а отвернешься, не вспомнишь, чем они там отличались. Стекло да камень, камень, да стекло. Идти приходится буквально по наитию.

Кажется, тут поворачивали, а здесь прямо. Вот, этот дом я точно помню, у него почти вся южная стена обвалилась, значит, я на верном пути.

- Ох, - едва слышно выдыхает Крисса.

Приходит в себя. А я-то надеялся, что успею дотащить ее до того самого перекрестка, а уже там она очнется. Размечтался! Хорошо хоть тряпица на лице чудом сохранилась. Может, позволит мне добраться до Ладира. Главное – не слушать ее, если говорить начнет.

Далеко же мы, оказывается, убежали. В горячке погони я совсем этого не заметил. Но теперь уже близко. Я вышел на улицу, с которой и началась погоня. Вот-вот выйду на тот самый перекресток, где оставил Талину.

- А ты хорошо бегаешь, - голос Криссы звучит томно, сладко. Не слушать! Не слышать! - Не ожидала, что ты сможешь меня догнать. Мало кому это удавалось.

Она начинает ерзать у меня на плече. Руки у нее все еще связаны, да и лежат неудобно, по голове не стукнет, и все же ее шевеления мне не нравятся. К тому же теперь через вонючую тряпку на лице пробивается ее цветочный, дурманящий аромат.

Впереди уже маячит застывшая фигурка Талины. Она, кажется, даже не шевельнулась ни разу с момента, как я оставил ее. Чуть в стороне на земле сидит Ладир. Один. Тильды нигде не видно. Осталось совсем чуть-чуть. Прижимаю рукой тряпку к лицу, делаю вдох и задерживаю дыхание.

Меня оглушает звонкий смех Криссы. Конечно, ей моя предосторожность кажется наивной, но мне важно не податься на ее чары, важно дотащить ее до своих.

На мое счастье Ладир слышит смех Криссы. Вскакивает, оглядывается, видит меня и бежит навстречу. Еще чуть-чуть!

Перед глазами скачут темные мушки, это от нехватки воздуха. Но надо идти. Еще немного!

- Герой! – говорит Крисса и снова начинает дергаться. Пытается освободиться? Так грохнется же снова, если получится.

К нам подбегает Ладир. Я ставлю перед ним Криссу, выдыхаю и продолжаю идти. Подальше от Криссы. От ее сладкого запаха. Звонкого смеха. Глубокого голоса. Ладир понимающе кивает и перехватывает сирену. Интересно, где Тильда?

Отойдя на десять шагов, усаживаюсь на дорогу, отдышаться. Мимо проходит Ладир с пленницей: руки вывернуты чуть вверх, из-за чего девушка вынуждена наклониться вперед.

- Вставай, Корун. Надо идти. Вторая сучка вывернулась все же, убежала. Кто его знает, что теперь удумает.

- Как Талина?

- Да кто ж ее знает, стоит, как вкопанная. Пойди, проверь. Не очнется, на руки и вперед. Надо идти.

Подхожу к видящей, кладу руки ей на плечо.

- Талина, - она не отзывается. Так и смотрит на эти проклятые прутья. Видно, и правда, придется, на руках тащить как минимум до границы города.

Подхватываю ее, прижимаю к себе. Оказывается, она совсем легкая. Куда легче, чем та же Крисса. Только теперь девушка приходит в себя. Судорожно выдыхает, оглядывается, понимает, в какой ситуации оказалась. Ее щеки покрываются яркой краской. Я тоже смущен, но, кажется, все же не краснею. И то хорошо. Хватит с меня на сегодня.

Ладир снова обгоняет меня, но на этот раз молча. Лишь взглядом дает понять, что стоит поторопиться.

- Сама пойдешь? Или дальше нести? – Спрашиваю я Талину.

- Сама, - едва слышно шепчет она в ответ.

Ставлю ее на ноги, но взамен беру ее за руку, чтобы контролировать ее. Все-таки ее состояние все еще вызывает сомнение. Перед нами маячит спина Ладира и согнутая в три погибели Крисса. Теперь уж не убежит! Осталось только добраться до храма.

Идти оставалось уже не так и много. Только сейчас я обращаю внимание на то, что ближе к границе города здания становятся реже и, кажется, выше. Широкие улицы и проулки. Вид открывается впечатляющий.

Пару раз нам приходится перебираться через завалы. Вот почему в первый раз мы шли не по этой дороге. Ладир переносит Криссу через завалы на плече, чтобы не дать девушке лишней свободы. Талина старается идти сама. Необходимость преодолевать препятствия немного приводит ее в себя, отвлекает от внутренних проблем и переживаний.

Когда мы перебираемся через очередной завал, выясняется, что даже в распашной юбке делать это очень сложно. Смущенно улыбнувшись, она скидывает верхнюю юбку, и остается в плотных штанах.

Новая дорога действительно оказалась короче. Вскоре мы выходим на поле, разделяющее город и деревню. Оказавшись на свободном пространстве, Талина шумно выдыхает. С облегчением.

- Наконец-то…

У храма, как всегда, оживленно. Глянув на крыльцо, заполненное ее собратьями, Талина тянется к сумке, вынимает из нее юбку, и снова оборачивает ее вокруг бедер.

- Что для города хорошо… - снова улыбается она. – Так лучше, не будет лишних пересудов.

- Ну что, Корун, - спрашивает Ладир, - ты со мной к видящим, или как?

- Да надо бы Талину проводить, не хотелось бы ее одну бросать.

- Ну, вот еще, - бодрым голосом возражает Талина. – Я тоже хочу к видящим с дядькой.

Голосовать здесь.