Дверь в небосклоне

Глава 5

 На всякий случай я обошел храм по небольшой дуге, чтобы лишний раз не встречаться с видящими. Не хочу лишний расспросов, а вдруг еще и отговаривать начнут. Только время потеряю.
  
  Но даже с таким крюком дорога заняла у меня лишь чуть больше часа. И вот я стою на пригорке, и вглядываюсь в бесконечную череду огромных зданий из стекла и металла. Вблизи они выглядят уже не так впечатляюще: многие стекла разбиты, всюду торчат металлические прутья, тут и там валяются раскрошенные каменные плиты. Но это было и понятно, прошло уже несколько сотен лет с тех пор, как Древние покинули нас. Даже их строения подвластны времени.
  
  Налюбовавшись городом, я начинаю спуск с пригорка. Меня потряхивает. Я приближаюсь к месту своей мечты, к городу, в котором хотел побывать больше всего на свете. Каждый шаг отзывается в душе настоящим громом, дыхание перехватывает. Еще шаг. Уже совсем близко. Еще шаг. Может, если закрыть глаза, будет проще идти к городу? Да ну, глупость, к мечте нужно идти с широко открытыми глазами.
  
  Теперь под ногами вместо мягкой травы твердая дорога. Она пересекает мой путь примерно в полукилометре до первого здания. Дорога покрыта каким-то твердым материалом. Не камнем, насколько я могу судить. Правда от времени он потрескался, тут и там сквозь него проросли мелкие деревца. Насколько же прочным он был, если тянущиеся к солнцу деревья только сейчас начали разрушать ее? Может, пройтись вдоль дороги, посмотреть, куда она меня приведет?
  
  Да нет, это снова сам себя уговариваю повременить с исполнением мечты. Никогда не думал, что я так нерешителен. Когда дом продавал и из своего округа уходил, когда отказывался от места младшего мастера у дядьки, никаких сомнений я не испытывал. Собрался и ушел! Все казалось простым и понятным. А как дошло до дела... Вот так и познаешь сам себя на пороге мечты. Или все просто слишком легко?
  
  Хватит! Я зажмуриваюсь, делаю глубокий вдох и шагаю вперед. Остается только открыть глаза и продолжить путь.
  
  Дорога давно осталась позади. Я снова иду по земле и траве. А впереди маячит первое здание города Древних. Нет, это не величественная стеклянная башня, а невысокое, даже в сравнении с храмом, строение из странного камня. Окон нет, зато ворота просто огромные, словно сюда входили настоящие великаны. Причем ворот этих несколько, что странно для такого, в общем-то, небольшого домика. На меня смотрит четыре проржавевших металлических двери. Три из них плотно закрыты, а четвертая слегка приоткрыта.
  
  Я осторожно трогаю рукой шершавую, выщербленную поверхность. Первая возможность заглянуть в мир Древних, увидеть его таким, каким они оставили его. Пусть здесь он обезображен временем, зато его почти не касались руки моих современников, не пытались облагородить, убрать лишнее, привнести что-то свое. Искушение слишком велико.
  
  Аккуратно потянув на себя огромную створку, я тут же затыкаю уши. Пронзительный скрип, дребезжание и лязг, кажется, заполняют меня целиком. Но дверь сдвинулась, теперь я могу протиснуться внутрь.
  
  Я жду, что мне откроется огромное помещение, но здание Древних обманывает мои ожидания. Комнатка оказывается до смешного мала. Да еще в центре высится груда проржавевшего металла. Присмотревшись, я понимаю, что внутри этой груды достаточно свободного места, чтобы смог разместиться человек, а может и несколько. И даже удобные кресла там есть. А по бокам все еще угадываются двери. Словно завороженный, я подхожу к одной из них. На ее поверхности явственно выделяется ручка. Что заставляет меня дернуть ее? Я забываю обо всем, меня всего занимает попытка понять, что же передо мной.
  
  Но едва я касаюсь ручки и пробую потянуть дверь на себя, воздух вновь сотрясает металлический скрежет, и непонятная конструкция у меня на глазах оседает и разваливается. Я отскакиваю в сторону, но дверь остается у меня в руках. Мне не удается сохранить равновесие, чувствую лишь падение назад, затем несильный, по касательной, удар в голову, и я уже лежу на каменном полу, придавленный куском искореженного временем металла.
  
  К счастью, дверь оказывается довольно легкой. Ее без труда удается откинуть в сторону. Встав на ноги, я прислушиваюсь к себе. Вроде, ничего не болит. Ощупываю голову и нахожу лишь небольшую царапину на затылке. Повезло. Впредь стоит быть осторожнее.
  
  Пока я осматривал себя, пыль и ржавчина в помещении улеглись. Оказывается, странный агрегат Древних стоял над глубокой ямой, куда в итоге эта груда металла и сверзилась. Теперь в центр комнаты выходить и вовсе не хочется. Мало ли что. Придется передвигаться вдоль стеночки.
  
  По-хорошему бы вообще убраться отсюда от греха подальше, но что поделать, любопытство сильнее. Да и как можно взять и уйти сейчас? Как можно не прикоснуться руками к тому, к чему так стремился? Никак. Поэтому я даже не смотрю в сторону приоткрытой двери. Света проникающего через нее вполне хватит, чтобы осмотреть как минимум один угол, потом придется распахнуть пошире.
  
  Дверь от агрегата Древних я сталкиваю в ту же яму, куда обвалился остальной проржавевший хлам, чтобы не мешала развернуться. Вдоль дальней стены тянется высокий стеллаж, на полках которого лежит множество различных вещей. В основном, к сожалению, рассыпающееся в труху тряпье и прогнившие деревяшки. Есть и немного металлических предметов, в основном различные инструменты. Кое-какие мне знакомы, другие я вижу впервые. Первое время я только рассматриваю полки, ни к чему не прикасаясь. Вдруг и стеллажи развалятся, как та груда металла?
  
  Но любопытство вновь побеждает. А аккуратно беру в руки небольшой металлический ящичек. Стенки его покрыты ржавчиной. Крышка при попытке открыть ее просто отваливается. Внутри множество небольших отделений, в которых лежат гайки и болты самых разных размеров, от крупных, до совсем крошечных. Настолько, что двумя пальцами не вдруг и возьмешь. Не представляю, как можно такие сделать. Как и все здесь, болтики полностью проржавели.
  
  Я ставлю ящичек на место и начинаю изучать, что еще можно рассмотреть поближе. Вдруг свет меркнет, на меня, часть стеллажа и стену падает вытянутая человеческая тень. Кто-то встал в двери, закрывая свет.
  
  Оборачиваться лучше медленно. Резкие движения могут испугать гостя, вынудить его на ответные действия. Интересно, кого сюда принесло? На пороге стоит неприметный мужчина лет на десять старше меня. Бородатый, коренастый, широкоплечий. И грязный. Волосы пыльные, одежда вся в пятнах, наверное, примерно так я выглядел утром, когда только пришел к храму. Но не из леса же вышел мой незваный гост. Скорее уж из города.
  
  - Ты новенький? - спрашивает мужчина. - Хочешь легкой жизни? - в его голосе слышится насмешка. - Многие сюда суются первым делом, но и до нас ведь искали не дураки. Все, что тут было ценного, уже давно вынесли. Еще до того, как ищущим стал мой дед.
  
  - Да нет,- отмахиваюсь я, - я просто из любопытства. Так-то я в храм собрался, видящим хочу стать.
  
  - Высоко метишь. В деревне я тебя не видел, значит, не местный. Не возьмут ведь.
  
  - Уже взяли и наставника дали. Завтра начнут учить, а сегодня обживаться отпустили.
  
  - Ишь ты, везунчик. А сюда тогда зачем приперся? - ищущий добродушно улыбнулся и прошел внутрь помещения, отходя от двери. Свет снова наполнил комнату.
  
  - Так интересно же. Я столько слышал об ищущих и городах Древних. Всегда хотел посмотреть своими глазами.
  
  - То-то от твоих гляделок шуму на всю округу, - мужчина с ухмылкой кивнул на металлический остов в яме. - Сам-то цел?
  
  Я только киваю, не вдаваясь в подробности.
  
  - Не совался бы ты дальше один, зашибешься. Хочешь, я тебе экскурсию устрою по окраинам?
  
  - Конечно! - вот это да, проводник сам нашелся. Даже ходить и упрашивать не надо.
  
  - Тебя как зовут-то?
  
  - Корун, а тебя?
  
  - Ладир, - ищущий протянул руку для приветствия, и я подошел к нему ближе, свет из двери упал на мое лицо. - Ох ты, глазища-то у тебя какие?
  
  Сморщив нос, я привычно отворачиваюсь. Дались им всем мои глаза. Хотя почему всем? Вон ни Даис, ни Гярин ни слова не сказали о них.
  
  - Да ладно тебе, глаза, как глаза. Подумаешь, разные. Не кисни.
  
  Вздыхаю с облегчением.
  
  - Дома мне за эти глаза доставалось порой, - объясняю я свою реакцию, а рука снова тянется к шраму над глазом.
  
  - Вот оно что. Ничего, у нас за такое не бьют. Ну, пошли тогда обратно в деревню, я устал, как черт. А если еще чутка задержимся, ночевать в поле придется.
  
  - А в город?
  
  - Да я пару дней отдохну, добычу свою в храм сдам, - Ладир потряс передо мной небольшим мешком, - а там и прогуляться можно.
  
  Я киваю. Интересно, что ему удалось найти? Спросить бы, да вряд ли них принято показывать находки. Я ему, конечно не конкурент. Во всяком случае, он меня конкурентом не считает, иначе не предложил бы в город прогуляться. И все же чрезмерное любопытство будет лишним. И что теперь? Идти обратно в деревню? Я же только-только сюда пришел.
  
  Выглядываю на улицу. Солнце правда клонится к горизонту. Кажется, я потерял счет времени. И все же еще не настолько поздно, чтобы отказать себе в удовольствии прогуляться еще немного.
  
  Я уже почти решил продолжить прогулку, но на глаза снова попадается груда металла, лежащая в яме. Нет, Ладир прав: незачем одному слоняться по городу. Вернусь в деревню с ищущим, посижу пару дней спокойно, учиться начну. Никуда сокровища Древних от меня не денутся. Ладир взваливает сумку на плечо, и мы отправляемся в обратный путь.
  
  Ладир оказался болтливым. Всю дорогу он рассказывает о том, как живут люди в деревне, что происходит в храме, даже кое-что о городе, хотя и не очень много. Слушать его было интересно, тем более что мне предстояло жить здесь, а после его рассказов мне здесь начинает казаться родным и знакомым.
  
  - А где ты собираешься жить, ты уже решил? - неожиданно спрашивает Ладир.
  
  - Пока остановился в доме Тинины. А если действительно останусь надолго, тогда свой дом построю.
  
  - У Тинины? Знаю-знаю. Раньше у нее племяшка моя жила, Талина, а теперь в храм перебралась.
  
  - Я знаю, она будет моей наставницей. И к Тинине она меня привела. Ладир смеется.
  
  - Ну, племяшка! Мало ей с детьми возни в школе, она себе еще одного завела.
  
  - Она очень добрая, да?
  
  - Даже слишком, - отвечает Ладир. - Ну да мы все к этому уже привыкли. Больше ее доброты только ее любопытство. - Я понимающе улыбаюсь. - Но тут уж это семейное. Ее отец, мой брат, уже пятый год странствует не пойми где, я вот по городу шляюсь, все ищу что-то. Хорошо хоть эту егозу удалось в храм пристроить, иначе и не знаю, куда бы ее понесло.
  
  Представить себе Талину, странствующую по миру, как ее отец, или мотающейся по городу, как Ладир, совсем нетрудно. Походная одежда, собранные в пучок волосы и горящие любопытством глаза. Вопрос только, кого она будет забалтывать до смерти в своих походах? Образ кажется мне до того забавным, что я не могу сдержать улыбку.
  
  - Талина говорила, что Тинина ей родня, - вспоминаю я.
  
  - Так и есть, да только там родства - одно название осталось. Седьмая вода. А свой дом как собираешься строить? Младшие видящие зарабатывают копейки, а выше младшей ступени тебя вряд ли пропустят.
  
  - Ну, это мы еще посмотрим. Хотя, конечно, пробиться будет сложно. А на строительство деньги и сейчас есть. Но не кидаться же строить сразу, не осмотревшись.
  
  Так за разговорами мы и вернулись в деревню.
  
  Дом Ладира стоит на самой окраине. Так удобней, говорит Ладир: храм ближе, да и город. Небольшой, аккуратный домик, хлипкий забор вокруг малюсенького участка. В отличие от большинства жителей деревни ищущий не держал огорода.
  
  - А зачем? - удивляется Ладир, когда я спрашиваю его об этом. - Город дает мне достаточно, чтобы мне не приходилось копаться в земле. Мне проще купить все необходимое, чем выращивать самостоятельно. Ладно, я пойду. Устал очень.
  
  
  Когда я возвращаюсь домой, солнце уже почти скрывается за горизонтом. И снова приходится греть воду и отмываться.