Дверь в небосклоне

Глава 4

Мысли снова возвращают меня к храмовому хранилищу и лабораториям. Да, ищущие видят город изнутри и собирают вещи Древних, но вряд ли знают им цену, вряд ли умеют ими пользоваться, и уж тем более у них нет возможности выбирать, с каким предметом знакомиться, какой изучать. Только то, что сами найдут. А прямого запрета на посещение города у видящих, кажется, нет. Смогу сходить в любое время, один или с сопровождением. Как ни крути, а дорога мне в храм. Остается только найти кого-нибудь из старших.
  
  Закончив завтрак и собрав свои вещи, я возвращаюсь к храму. На крыльце сейчас никого нет, но двери все еще распахнуты. Вхожу и осматриваюсь. В обе стороны уходить длинные коридоры со множеством дверей, напротив входа небольшой зал и лестница на второй этаж. И никого. И куда мне идти?
  
  Кажется, Талина говорила, что лаборатория и хранилище находятся на втором этаже. На первом, наверное, школа. Тогда мне наверх. На каждый шаг каменные ступени отзываются гулким эхом. На втором этаже ровно такой же зал и коридоры в обе стороны, как на первом этаже. И тоже никого... Хоть на третий этаж поднимайся, но если там вход в башню, то, скорее всего, посторонним туда нельзя. Заходить во все двери подряд? Ждать здесь? Спуститься вниз?
  
  Не знаю, сколько бы я так стоял, если бы одна из дверей в правом коридоре не распахнулась, и из нее не вышел мужчина в сером балахоне.
  
  - Что вы здесь делаете? - спросил он низким раскатистым голосом. Растерявшись, я не сразу нашел, что ответить. Но мое молчание длилось не долго.
  
  - Я ищу кого-нибудь из видящих старшей или средней ступени. Меня зовут Корун, я пришел из округа Тарун в надежде, что мне удастся попасть в храм. Мне сказали, вы принимаете пришлых.
  
  Мужчина рассматривает меня с интересом.
  
  - Из Таруна? Вот уж не думал, что там может вырасти видящий. Ведь там нас презирают.
  
  - Не все. Мне мать о вас рассказывала. Говорили, она сама из округа Гэн, но этого я точно не знаю. Когда она умерла, я маленький был, а дядька со мной на эту тему говорить отказывался.
  
  - Что ж, мы действительно иногда принимаем чужих. Хот и не слишком часто, все-таки обычно видящих начинают обучать с детства. Но, думаю, ради гостя из Таруна старшие видящие сделают то самое редкое исключение. Впрочем, учиться все равно придется. Читать-то умеешь? И вообще, что умеешь делать?
  
  - Читаю, пишу свободно. Столярному делу обучен. Ну и так, по хозяйству если что надо.
  
  - Хорошо, значит, и нахлебником не будешь, и учить не совсем с нуля. Иди сюда, - мужчина отходит в сторону, попуская меня в комнату. - Подожди, я сейчас приведу кого-нибудь из старших.
  
  Дверь за мной захлопывается и я остаюсь один. Комната, в которую меня привел видящий, совсем не большая. Зато мебели в ней было сверх всякой меры. У окна стоял огромный стол из странного материала. Провожу рукой по поверхности: чуть теплая, неестественно гладкая. Даже лакированное дерево не было таким ровным. Вдоль стен стояло множество шкафов из того же материала и со стеклянными дверками. Подумать только, стекло! Не только в окнах, что я еще могу понять, но и просто в дверцах шкафов! Это просто невероятно. Быть может, та мебель осталась от Древних? Я еще раз касаюсь поверхности стола и сажусь на стул рядом с ним. Стул тоже вызывает мой интерес: металлический каркас, мягкая обивка, непривычна форма спинки.
  
  Творения Древних. Как и само здание, все здесь было сделано руками наших предков, покинувших нас, но оставивших столько прекрасных вещей. Сейчас меня окружает все то, о чем с таким упоением говорила мать. Я не помню, что именно она говорила, я был слишком мал, но то ощущение восторга и благоговения, которое вызывали ее рассказы... Теперь я понимаю, откуда шло все это. А я ведь всего лишь в храме, осколке былого величия, бережно сохраненного видящими.
  
  Каким же был наш мир до того, как его Древние покинули? Я хочу увидеть мир таким!
  
  Как долго я был один? Как долго предавался размышлениям о великом прошлом и мечтам о великом будущем? Не знаю. В конце концов, мое одиночество прерывают. Дверь снова распахивается и на пороге появляется тот самый видящий, который привел меня сюда, а вместе с ним пожилой мужчина в белом халате до колен. Короткий, даже короче, чем у меня самого, ежик волос был полностью седым. Взгляд черных глубоких глаз останавливается на мне и словно придавливает меня к стулу.
  
  - Меня зовут Гярин, и я один из пяти старших видящих этого храма. И именно я принимаю решения о том, позволить ли кому-либо стать частью храма.
  
  ***
  
  Мы разговаривали долго, часа четыре, не меньше. Гярин честно признался, что сомневается, смогу ли я когда-нибудь принести пользу храму в качестве видящего, слишком многому мне предстоит научиться. И все же мне позволили остаться. Насколько я понимаю, принять в храм - это политическое решение, такая шпилька округу Тарун. Меня это вполне устраивает. Гярин может думать обо мне что угодно, но я готов учиться и расти.
  
  Потом Гярин ушел, оставив меня с Даисом, хозяином того кабинета.
  
  Когда дверь за старшим видящим закрывается, Даис обращается ко мне:
  - Теперь нам нужно спуститься вниз. Занятия в школе уже заканчиваются, поищем среди младших готовых взять тебя под опеку. А потом тебе нужно будет сходить в деревню, жилье снять. Сам понимаешь, поселить тебя в храме сразу мы не можем.
  
  Я киваю. Видящие живут при храме, на втором этаже. В правом крыле. А в левом располагаются хранилище и лаборатории. Пускать сюда лишний раз посторонних действительно не стоит. Даже при том, что все комнаты на втором этаже запирались на хитроумные замки Древних.
  
  Мы выходим из кабинета Даиса и спускаемся на первый этаж. Сейчас здесь шумно. Все коридоры заполнены детьми, от совсем маленьких - шести-семи лет - до тех, что уже готовы были войти в возраст самостоятельных решений. Дети стоят группками у окошек, ходят по коридору, выглядывают из кабинетов. Некоторые выходят из храма, наверное, собираются домой. Лишь часть детей, сироты или те, чьи родители живут далеко, в других деревнях округа. Остальные после занятий возвращались домой родителям.
  
  Между детьми снуют младшие видящие, сами больше похожие на детей. Даис поймал одного паренька, который как раз отходил от группы совсем маленьких детишек, за рукав.
  
  - Собери всех, кто свободен. Жду в твоем кабинете.
  
  Младший видящий, поклонившись Даису, тут же растворяется в толпе детей. Как они справляются с учениками, если сами как дети? Даис тянет меня за руку в ближайший кабинет. Он куда больше того, что на втором этаже. И столов тут больше. Они выстроились в три ряда вдоль всего кабинета. В дальнем конце на стене висит большая деревянная доска, выкрашенная в черный цвет и вся исписанная мелом. Она настолько выбивается из всего, что я вижу в храме! Я невольно замираю, вглядываясь в буквы и цифры на ней. Даис, видимо, проследив за мои взглядом, поясняет:
  
  - Раньше тут в каждом кабинете висела большая белая панель и были специальные стилусы с особыми чернилами, позволяющими многократно писать и стирать. Но сейчас таких стилусов осталась лишь пара штук. Старшие видящие велели их сохранить для изучения. Нам почти удалось повторить чернила. Надеюсь, скоро мы сможем вернуть старые панели на место. Садись куда-нибудь.
  
  Я сажусь за ближайший стол. Скоро в кабинет по одному-по двое начинают входить младшие видящие. Бросив на меня быстрый взгляд, кажется, им про меня уже что-то рассказали, они рассаживаются за столы. Вряд ли они специально сторонились меня, но почти все расселись так, чтобы не оказаться со мной в ряду. Одной из первых заходит Талина. Она приветливо улыбается мне, оглядывает класс, кажется, с вызовом, и садится на соседний стул.
  
  - Это из-за тебя нас собрали? - шепотом спрашивает девушка. - Все-таки решил попроситься в храм?
  
  Я молча киваю, не желая привлекать лишнее внимание. Последним входит тот парнишка, которому Даис поручил всех собрать.
  
  - Все, кто свободен, здесь. Остальные или еще не закончили с детьми, или вовсе не в храме.
  
  - Хорошо, садись. Начнем. Старший видящий Гярин решил принять в храм чужака из Таруна. Его зовут Корун, и, конечно же, он нуждается в обучении. Есть ли среди вас те, кто готов взяться за него?
  
  В кабинете воцаряется молчание. Младшие видящие начинают переглядываться, никто, конечно, не торопится взять на себя дополнительную обузу.
  
  - Я готова, - словно насладившись тишиной, произносит Талина. И почему я не сомневался, что она вызовется? Но это и к лучшему, она явно будет более приятным учителем, чем кто-либо другой.
  
  ***
  
  - Ну, вот и все, Корун. Жилье мы тебе нашли. Тинина моя дальняя родственница, я сама у нее жила, пока училась в школе и ждала решения Гярина. Вот только на днях съехала. Тинина так огорчилась, ей тяжело одной поднимать дочь, и даже те скромные деньги, что платила ей я, были подспорьем в хозяйстве. Теперь вот ты платить будешь. Тетка не требовательна, отзывчива. Так что живи. Мне пора уже. Скоро начнутся занятия у старших видящих, опаздывать нельзя. Увидимся завтра.
  
  Протараторив все это, кажется, на одном дыхании, Талина исчезает за дверью. Комната мне достается небольшая: только старая кровать с много раз чинеными ножками, комод для вещей, да стол для занятий в углу. Вот и вся мебель, а больше сюда и не влезет, должно быть. Комод и стол производят толь же плохое впечатление, как и кровать. Видимо, хозяйка и впрямь еле сводила концы с концами. Надо будет потом подлатать мебель, если Танина разрешит. Первым делом я уговариваю Танину в неурочное время нагреть мне воды помыться, да постирать вещи.
  
  Отмывшись, я надеваю чистую одежду, всю дорогу бережно сохраняемую на дне сумки. Постиранные вещи мне разрешили развесить за домом. Теперь, пожалуй, надо перекусить. И у меня остается свободны полдня. Можно пройтись по деревне, осмотреться, поискать работу. Деньги у меня, пока, конечно, есть, но, как я понял из слов Даиса и Талины, большая часть дня у меня все равно будет свободна, не болтаться же без дела. Да и деньги имеют свойство кончаться.
  
  Можно все же найти ищущих и попросить проводить меня в город Древних. На ознакомительную прогулку до окраины и обратно по моим расчетам времени должно хватить. А можно и самому смотаться посмотреть на дома Древних поближе. Это будет дешевле: ищущие же явно бесплатно не поведут. А в сам город я пока все равно заходить не собираюсь"