Дверь в небосклоне

Глава 2

 

  Уснуть рядом с давней мечтой оказалось невероятно сложно. Мысли вертятся вокруг города Древних, странного здания, Видящих сквозь небо... Открыв глаза, я вглядываюсь в звезды. Интересно, что за ними видят храмовники? Ведь куда-то же они смотрят. Ищут там следы Древних. А может быть, загадочных богов, приведших сюда давным-давно наших предков. Смогу ли я когда-нибудь заглянуть сквозь небо? Увидеть, что там скрывается за звездами?
  
  Яркие огоньки плывут перед глазами, танцуют, словно светлячки. Кружатся и прыгают, выстраиваясь в невиданные узоры. А сквозь них угадываются светлые глаза добрых богов. Кажется, я давно уже провалился в сон.
  
  Еще раз открываю глаза, чтобы взглянуть на звезды, но небо на востоке, над лесом, уже посветлело, и звезд не видно. Надо позавтракать, да идти на поиски храма. Однако встав с подстилки и глянув в сторону странного здания, увиденного мной вчера, я забываю обо всем. Его двери распахнуты, а на крыльце стоят люди, еще несколько человек идет к зданию по едва заметной тропинке с востока. Похоже, там, за холмом, и притаилась деревня. А это... Это, значит, храм?
  
  Я так и стою посреди поля, открыв рот. Люди на крыльце, кажется, замечают меня: один из них машет мне рукой, словно приветствует, но затем снова поворачивается к своему собеседнику, теряя ко мне интерес.
  
  Значит, к пришлым здесь, действительно, относятся спокойно. Есть шанс, что меня выслушают и помогут. Быстро собираю вещи, проверяю, прогорел ли костер и выдвигаюсь к храму.
  
  Люди, шедшие по тропинке от деревни, добрались до храма раньше меня. Они поздоровались с теми, кто стоял на крыльце, и все вместе зашли в храм, оставив при этом двери открытыми. Для меня? Или тут просто так принято?
  
  Похоже, все же, принято. На крыльце я почти сталкиваюсь с девушкой в ярком наряде: голубая блуза и зеленая длинная юбка с широким подолом. Русые волосы собраны в небрежную прическу, несколько прядей выбились и упали на лицо. Глянув на меня, девушка улыбается и прячет одну из них за ухо. Голубые глаза светились задором.
  
  - Здравствуйте, - голос ее мягкий, певучий, глубокий. - Мне сказали, что кто-то из Ищущих вернулся, но я вас не помню.
  
  - Я вообще-то из Таруна. Давно мечтал попасть в город Древних и в храм Видящих.
  
  - Паломник? Здорово, из Таруна к нам давно никого не было, - девушка смотрит на меня с большим любопытством, особенно старается поймать взгляд, я же по привычке отворачиваюсь. - У вас такие удивительные глаза, разные. - Было бы странно, если бы она не заметила. Дома меня за разные глаза - один зеленый, другой карий - как только не называли. Всего-то два человека ко мне относились по-доброму, несмотря ни на что: мать и дядька. Я и сейчас инстинктивно жду враждебности. Даже правая бровь начинает чесаться. Там, над самым глазам притаился едва заметный шрам, последствия одой из драк с двоюродным братом, особенно жестоко смеявшимся на моими глазами. Но девушка только улыбается.
  
  - Паломник? - говорю я, сознательно игнорируя слова про глаза. - Ну да, наверное. Хотел спросить, можно ли посетить город? Или... Можно ли тут найти проводника?
  
  - Тут вряд ли. Видящие в город редко сами ходят. И вам не советую туда лишний раз соваться. Небезопасно это. Там же все ветхое уже, сыпется от малейшего движения ветра. Туда только Ищущие ходят, артефакты собирают для храма. Меня зовут Талина, а вас?
  
  Она говорит очень живо, даже стремительно, и мимика у нее была такая же стремительная и живая. Следить за ее речью было даже сложно. Нет, она не старалась побыстрее ответить на все вопросы и убежать по своим делам. Кажется, это ее обычный стиль общения. Забавно. Этакая спешащая жить, желающая успеть всюду. Держу пари, она безумно любопытна.
  
  - А меня зовут Корун, - наконец, отвечаю я. И тут же добавляю, чтобы она не успела снова начать тараторить: - А как так получилось, что Видящие сами не ходят в город? Я слышал, это ваша святыня.
  
  - Вы правы, святыня. Город Древних - это свидетель нашего былого величия и путь к его возвращению. Там столько чудес, вы не представляете! Раньше Видящие сами ходили в город, но это было давно, очень. С каждым годом там становится все более и более опасно. Жрецы слишком много времени проводят за изучением нашей истории, это развивает ум, но не тело. Сначала жрецы стали брать с собой сопровождающих, а потом смельчаки из деревни начали одни ходить в город, искать артефакты, чтобы потом продавать их Видящим.
  
  - А потом? Что с артефактами делают потом?
  
  - Изучают, стараются понять, что они делают, пытаются применять. Они очень облегчают нам жизнь. Старшие Видящие пытаются воссоздать хоть что-то из артефактов древних, и кое-что им даже удается. Но младшим мало что рассказывают, если честно. А я и вовсе только-только признана достойной.
  
  - Старшие? Младше? Достойной? - слова-то, конечно, знакомые, но с иерархией Видящих я не знаком. Ту немудрено запутаться. К тому же Талина так и продолжает тараторить, слишком быстро, чтобы я успевал сориентироваться.
  
  - Ну да, у вас же, наверное, о Видящих ничего толком не рассказывают. Здесь, при храме, есть школа для способных детей. Меня сюда учиться отдали, как только я достигла подходящего возраста. Я с первого раза прошла отбор. Это редкость, многие попадают в ученики только с третьего-четвертого раза. А я с первого, поэтому была самой младшей в группе, - Талина откровенно хвастается своими успехами, но, почему-то, это не вызывает отторжение. Скорее, даже кажется милым. Сейчас она напоминает ребенка, смешную девочку, которой она, видимо, только недавно перестала быть. Впрочем, намного ли я старше нее? Насколько я знаю, возраст самостоятельных решений в наших округах примерно одинаковый. - В этом году я школу закончила и попросила Видящих принять меня к себе. Целый месяц ждала решения, и вот совсем недавно я стала жрицей в храме. Младшей.
   Всего существует три ступени: младшая, средняя и старшая. Ну и в рамках одной ступени существуют свои подуровни. Не буду сейчас вам этим голову забивать. Младше Видящие в основном находятся при школе, возятся с детьми, а в свободное время постигают тайны Древних. Видящие средней ступени уже допускаются в хранилище артефактов и лаборатории второго этажа.
  
  - А что там?
  
  - Не знаю, я же младшая. Вроде бы там разбирают и испытывают творения Древних. Но я себе этого даже не представляю. А уж что доступно старшим... Их всего пять в нашем храме, и они имеют доступ в башню, имеют право использовать Око.
  
  Информация льется на меня торопливым потоком, словно струи горной речки. Мне кажется, я скоро захлебнусь в ней, и все же стараюсь жадно впитывать все, что слышу. Все-таки мне повезло - что первый же человек, которого я здесь встретил, оказался столь словоохотлив. Вот только как все это переварить? Успевать бы хоть вовремя спрашивать, когда речь заходит о чем-то новом.
  
  - Что такое Око? - это слово Талина выговорила с таким придыханием, сразу становится понятно: речь идет о чем-то особенном. Не менее важном, чем Дверь.
  
  Девушка хитро улыбается, обходит меня и начинает спускаться по лестнице. Пройдя несколько ступенек, она оборачивается. Вид у нее при этом такой чудной: глаза прищурены, уголки губ приподняты, щеки заливаются румянцем. Словно она хочет показать мне что-то очень необычное и готовится наблюдать за моей реакцией.
  
  - Иди сюда, - зовет она, и я подхожу. - Повернись к храму лицом. Видишь эту башенку над крышей, с куполом? А в куполе, видишь, один сектор открывается. Там и установлено Око. По ночам, когда небо темнее, сектор купола открывается и выдвигается огромный стеклянный глаз. Он-то и позволяет видеть сквозь небо. Но получить доступ к Оку очень сложно. Нужно проявить не дюжинные способности и доказать свою полезность храму.
  
  - А пришлых к вам принимают, или только своих?
  
  - Принимают, - не задумываясь, говорит Талина, чем очень ободряет меня. Может, и не надо так уж стремиться в город? Тут ведь все есть, времени потрачу больше, зато проникнуть смогу глубже. Правда девушка тут же добавляет: - Но неохотно. Ну, сами понимаете, мало ли кто может со стороны прийти. Из школы в храм попасть много легче. И то мне вон почти месяц пришлось ждать, пока меня примут. Я так волновалась, что откажут...
  
  Знаете, я мечтаю стать старшей Видящей, мечтаю взглянуть в Око, а может даже найти Дверь, - Талина смутилась, - правда, это совсем наивно, не думайте, в серьез я на это не нацеливаюсь. - Эх, даже здесь Дверь считают детской сказкой. Даже такие восторженные девицы. Или это лишь оправдание? - Я очень хочу, - между тем продолжала девушка, - разобраться в работе хотя бы одного артефакта. Сама. А еще лучше, научиться делать их, вы представляете, какой это будет прорыв? Пока что Видящие могут лишь использовать наработки Древних, но это пока капля в море, - Талина грустно улыбается, но почти сразу радостный блеск возвращается в ее светлые глаза. - А с другой стороны, Древние ведь тоже не сразу научились делать все эти удивительные вещи. У нас же есть фора: нам не придется начинать с нуля. У нас есть, от чего оттолкнуться!
  
  - А у нас считают, что на изучения артефактов Древних можно потратить больше времени, чем на путь с ноля, - зачем-то говорю я, хотя на самом деле все, что сейчас говорила Талина, было полным отражением моих мыслей и мечтаний. Разве что я, в отличие от девушки, вообще не представлял, что могли дать нам Древние, и к чему стоит стремиться. Ну, так я и пришел сюда узнать это, а вместо того, чтобы жадно слушать ее, несу полную чушь, которую вдалбливали мне с самого рождения.
  
  Талина смотрит на меня чуть удивленно, и, кажется, не знает, что сказать. Может, я был слишком резок? Или просто сбил ее с мысли? Какая разница, надо как-то исправлять ситуацию! Пока я думаю о том, что можно сделать, взгляд сам собой возвращается к ее глазам. Поразительно большим, светлым, то ли голубого, то ли серого цвета, в обрамлении пушистых светлых ресничек. Красивые глаза, манящие, затягивающие. Прошло, пожалуй, не больше секунды, а мне кажется, что я уже вечность любуюсь ее глазами. И все же пауза становится слишком длинной. Нужно что-то сделать.