Девочка из холодильника

Глава 2. Консерваторы

2 июля 237 года после Нуля

Свет пробивался сквозь веки. Я подняла голову и вновь зажмурилась. На меня светили прожектором. Запястья были связаны веревкой, обмотанной вокруг чего-то, что невозможно было увидеть, находясь в моем положении. По ощущениям это была труба. Где я находилась, даже не догадывалась, яркий свет ослеплял, не давал увидеть ничего, кроме яркого пятна и ореола вокруг.

Что это? Испытание? Я давно готова была умереть. Так почему же на мою долю выпало все это?

Привязана я была не слишком крепко. Я сидела на полу, вытянув вперед ноги, а руки были связаны сзади. Постаравшись перенести вес тела на одну сторону и согнув ноги, я пыталась сесть на колени, поэтому и изворачивалась как червяк. Веревки натирали запястья, а локоть больно упирался во что-то металлическое. И вот, приняв позу «столика», я на секунду нашла баланс, но вновь плюхнулась на пол.

Послышался смешок.

- Эй, кто здесь? - крикнула я.

Тишина.

Отказавшись от идеи подняться, я просто заелозила вперед и «повисла» на том, за что зацепили веревку. Да, запястья болели, да, я чувствовала, как появлялись ссадины, но и ощущала, как поддавался этот неведомый «шест», к которому меня привязали. Послышался скрежет металла. Веревка высвободилась, и я упала лицом вниз.

Перекатившись на бок, я попыталась сесть. Прожектор стал светить ярче. Вдруг, из яркого света появилось два силуэта. На голову мне накинули мешок и подняли над землей, после чего мягко поставили на ноги.

- Не верю, что это один из ценных образцов, - раздался приглушенный голос, то ли женский, то ли мужской.

- Может, ей интеллект улучшали? - перебил второй. - Назови теорему Штейнера.

- Чего? - протянула я.

Мой вопрос звучал так протяжно, по сравнению с темпом обсуждения моих захватчиков.

- Нет, и не интеллект, - прозвучал третий голос. - Возможно, повышенная регенерация?

- Эй! Куда свой ножик суешь?! У нее даже на запястьях раны не затянулись, - прикрикнул первый голос. - Она, наоборот, отсталая какая-то.

- Прекратите! Вы все! - разозлилась я.

С меня стянули мешок.

Передо мной стояли люди в противогазах и серых костюмах без вставок. Я была в бункере. Серьезно! Это был бункер, по крайней мере, я всегда их так себе представляла. А вот и прожектор, которым на меня светили. Их было около двадцати человек. Они толпились, толкались, выглядывали из-за плеча друг друга.

Из серой массы отделился один человек, по фигуре сразу же можно было понять, что это девушка. Она сделала подсечку, поймав меня, прислонила к стене.

- Открой рот, - сказала она.

Я сжала челюсти и помотала головой.

Она надавила на точки на моем лице, и челюсть сама собой начала опускаться. Она посветила фонариком и начала что-то разглядывать у меня во рту.

- Ребята, она не человек, - загробным голосом сказала она.

- Да человек я! - сил моих не было. Что она могла такого увидеть в моем рту нечеловеческого?!

- Что там? - к ней подлетел мужчина. Моя челюсть вновь была открыта. - Ого! У нее тридцать два зуба!

Я сомкнула челюсть. Мужчина ойкнул, снял с себя противогаз и начал дуть на палец. Оказалось, это был парень.

- Головой думаешь? Теперь она видела твое лицо! - девушка дала ему подзатыльник.

- Эй! Тридцать два зуба это норма! - процитировала я известную рекламу.

Они переглянулись.

- А, вдруг, у нее и аппендикс… - задумалась девушка и, внезапно, ее осенило. - Готовьте операционную!

- Нет! Я и так вам скажу, что у меня был аппендицит, и аппендикса больше нет, могу показать шрам! - испугалась я.

Люди начали перешептываться.

Девушка вглядывалась в мое лицо. Сквозь мутные стекла не было видно даже цвета глаз. Как они ходили в этих противогазах?

- Шрам? - удивилась она.

- Да, черт вас дери. Разрезали скальпелем, удалили аппендикс, зашили.

Повернувшись, она кивком указала на двери бункера. Парень вздохнул и поплелся к выходу.

- А теперь раздевайся, - скомандовала девушка.

Я замерла, меня шокировало не требование, а то, что я не знала, как снять костюм. Но моя захватчица уже перерезала веревки и протягивала мне какой-то баллончик. Я взяла его и начала вертеть в руках.

- Быстрей, - поторопила она.

Я неуверенно брызнула на костюм, он начал промокать и тяжелеть. Девушка, вздохнув, отобрала у меня баллончик и брызнула в несколько мест сразу. Теперь я могла его снять.

Я не чувствовала стеснение, нет. Лишь некоторое удивление. Казалось, что без костюма я будто вся раскисаю.

Осмотрев меня с ног до головы, она пощупала мой шрам, надавила на него, и вообще вела себя странно, будто я инопланетянин какой-то.

Встав в стороне, она задумалась, окидывая меня взглядом. Мне стало не по себе.

- Послушайте, я не знаю, что со мной не так, на ваш взгляд, но я обычный среднестатистический человек.

- Рудименты. После ноля лишь у двух-трех поколений они оставались, потом новые гены полностью вытеснили старые.

- О каком ноле речь? Я не понимаю, и та врач тоже об этом говорила, - пожаловалась я.

- Врач? - переспросила моя захватчица.

- Ну, она была там, когда я проснулась. У нее белый костюм. И были они в комнате, где нет ни окон, ни дверей.

- Все комнаты такие, - удивилась девушка. - А та женщина, наверное, работник исследовательской лаборатории биологических существ.

Я пожала плечами, стоя все еще голышом. Вдруг, дверь открылась, и в бункер влетел парень, чей палец был атакован моими зубами. Я схватила первое, что попалась под руку - а это был баллончик - и запустила в него. Попала прямо в лоб.

- Я даже не видел ничего! - пожаловался он.

- Еще бы! - вспыхнула я.

Девушка приложила руку ко лбу.

- Есть только одна причина, по которой ты мог меня побеспокоить.

Парень кивнул.

- Связать ее?

- Помоги ей одеться, ее интеллект на уровне ребенка. Даже не знает, как снять костюм, а потом покорми.

Она выбежала из помещения, ничего не сказав, молниеносно, я заметила лишь светлую прядку волос, торчащую из-под противогаза.

Парень стоял ко мне спиной. Вот он, подходящий момент, чтобы освободиться. Если бы на мне был костюм, я бы не раздумывала. Я надела свою "одежду", она висела на мне. В таком виде я далеко не убегу. Нужно было снова использовать тот газ. Парень вытащил баллончик из поясной сумки и протянул мне, не оборачиваясь.

- Сама поймешь, на что давить и куда брызгать? - уточнил он.

- Да, - тихо ответила я.

Когда я более-менее "посадила" костюм, я коснулась его плеча и, дождавшись момента, когда он начнет оборачиваться, ударила его по лицу. Видела я такое в фильмах, но, в жизни все оказалось куда более сложным. Костяшки хрустнули. Я почувствовала боль. Парень, наверное, тоже. Метнувшись к двери, я увидела тяжелый засов с внутренней стороны. Он, естественно, был не передвинут. Я навалилась плечом на дверь, но ничего не произошло. Так и долбилась, пока парень не подошел ко мне и не взял в захват. Брыкаясь, я вновь, ударила его по лицу, но уже затылком.

Эта комичная картина продолжалась долго, он и я налетали на предметы, что стояли в полумраке. Я кусалась, а он не применял силу. В итоге, я почувствовала головокружение, появилась сильная одышка. Меня вновь начало тошнить.

- Что с тобой? - испугался он, глядя, как я выплевываю какую-то жидкость. - Удивительно, у тебя раствор выходит. Ты что, была в капсуле?

Я вытерла лицо. Парень двоился. Речь я осознавала плохо.

- Она же с меня кожу сдерет, если ты умрешь! - испугался парень и перекинул мою руку через свою шею.- Ладно, думаю, ты не сможешь сопротивляться.

 

***

 

- Скажу вам сразу, я никак не связана с событиями, произошедшими сегодня, - Крис не стала ходить вокруг да около. Появившись на пороге, девушка сразу же выпалила это двум людям, что сидели в бункере.

Они напряглись. Это были мужчины лет тридцати, одетые в серые костюмы с зелеными вставками. Весь их вид говорил о том, что они принадлежат к подразделению под названием «Охрана биологических существ».

- Расслабьтесь. Я же говорю, что не причастна, но раз вы здесь, значит, наши мнения на этот счет расходятся, - Крис села на куб, который стоял напротив и заменял стулья.

Девушка даже не догадывалась о том, что могло произойти, но она знала, что эти люди не пришли бы сюда просто так. Крис всегда была известна своей проницательностью, но так же эта молодая особа, ставшая предводителем отшельников современного мира, имела талант к поиску информации. Мужчины не знали, делает она вид или что-то знает.

- Что тебе известно? - спросил один из них тихо.

Он с подозрением смотрел на девушку. Крис сидела расслабленно, на лице играла легкая улыбка.

- Ничего. Но вы пришли, не решили же отозвать…

- Нет, - второй мужчина не дал договорить девушке, - таково было объективное решение…

- Какой-то машины, - Крис махнула рукой, всем своим видом показывая пренебрежение.

- Сегодня утром было нападение на сотрудников лаборатории. Пропал один из образцов, - заговорил первый мужчина. Он был более крепкого телосложения, чем его коллега. Крис всегда называла его «вышибалой». Да, девушка знала этих двоих. Даже слишком хорошо.

- Данные об образце?

- Не доступны никому, кроме правообладателей, - ответил второй. Он был совсем не похож на своего напарника, говорил грубо, резко.

- А правообладатели мертвы? - хмыкнула главарь консерваторов.

- Мы смогли вывести из комы девушку, что была ассистентом профессора, курирующего исследование этого образца. Она дала нам право доступа… - «вышибала замолчал».

Крис хлопнула себя руками по коленям и захохотала.

- Не говорите мне, что эта кучка революционеров вас опередила? Уверена, они стерли все данные, которые имели хоть какое-то отношение к данному происшествию.

Мужчины хмуро глянули на нее. В их глазах читалось недоверие. У Единой системы были причины, чтобы отстранить девушку от работы. Но Крис показала себя как хороший аналитик, способный работать без применения компьютерных систем.

- Мне нужны подробности. Место происшествия, карта, записи с видеокамер, предупреждения систем уведомления.

Повисла звенящая тишина.

- Нет, так нет. Думаю, вы успели просканировать меня и снять показания с костюма, чтобы определить, что я не вру.

Девушка поднялась на ноги и направилась к выходу.

- Сорок пятый сектор, четвертая улица, - послышался голос второго, который просто ударил в спину девушки своими резкими и грубыми интонациями.

Экран на внутренней стороне запястья засветился. Крис быстро ознакомилась с данными. Вернулась, молча села, от ее надменного вида не осталось и следа. Она стала серьезной, говорила тихо, размеренно.

- Советую вам записывать. Сорок пятый сектор, четвертая улица. Здание в пятнадцать этажей полностью принадлежит исследовательской лаборатории. Система уведомлений дважды предупредила о том, что прыгать с крыш опасно. Спустя сорок секунд срабатывает система, обеспечивающая безопасность на улицах.

Девушка испытующе посмотрела на мужчин. Оба кивнули, подтверждая, что такая информация есть.

- Преступник ушел через окно. Какой этаж?

- Двенадцатый, - тихо ответил «вышибала».

- А теперь мы сопоставляем события. Одна из моих «гражданок» сегодня вышла из тюрьмы. Она притащила с собой девчонку. Подробностей не было. Могу сказать лишь то, что она шла по этой улице примерно в то же самое время, - глава консерваторов тяжело вздохнула. - К огромнейшему сожалению, записи с камер уничтожены, поэтому вся теория строится без каких-либо доказательств.

Один из мужчин поднялся.

- Лучше сиди. Сейчас девочка под присмотром. Она что-то лепетала про то, что она из мира до «нуля», про какого-то врача.

- Значит, экспериментальный образец - человек? - заключил второй.

Крис отрицательно помотала головой.

- Мы должны отталкиваться от другого. Если предположить, что это правда, и она действительно каким-то образом сохранила донулевые гены, значит, она из прошлого.

Тяжелый взгляд консерваторши задержался на собеседниках.

- Бред, - хором сказали двое.

- Если она из прошлого, значит, девчонка прошла процедуру криоконсервации и была возвращена к функционированию.

- Это огромный шаг в усовершенствовании безопасности, - сказал второй, задумавшись. Сейчас его голос был спокойным.

- И огромная потеря для тех, кто предпочитает убивать с помощью методов, основанных на криоконсервации, - резко сказала Крис.

- Ты намекаешь на кого-то конкретного? - «вышибала» знал эти интонации.

- Помните последние громкие дела? Кто в них всегда фигурировал?

Девушка невесело улыбнулась своим мыслям.

- Технология Гранд.

- Согласитесь, что у Технологии Гранд больше возможностей уничтожить информацию. По одной простой причине: эта компания обладает правами доступа почти ко всем исследованиям.

Двое подскочили.

- Сидите, - Крис подняла руку. Все это очень логично, но сначала должно быть доказано, что девчонка имеет донулевые гены.

Девушка поднялась и продолжила:

- Дайте мне разрешение на проведение операции. Я все выясню и сразу же доложу вам. Самуэль фон Гранд отговаривал меня, но больше я его слушать не намерена.

«Я и без вашего разрешение найду способ узнать правду, тем более сейчас», - подумала она.

Двое снова переглянулись. Девушка более не являлась их сотрудником. То, что она просила, было непозволительно неквалифицированному в этой сфере рабочему.

Крис протянула вперед левую руку тыльной стороной вверх, показывая экран.

- Сделайте запрос в Единую систему. Будет лучше, если со своими людьми буду говорить я.

После нескольких голосовых команд, на экране девушки появился значок доступа. Мужчины переглянулись в недоумении. Как система, давшая категорический запрет на официальную работу, могла одобрить ее кандидатуру сейчас?

Пока сотрудники охраны биологических существ смотрели друг на друга, девушка вышла. У нее был четкий план, а мозаика, которую любезно принесли в разобранном виде ее коллеги, складывалась.

«Кем бы они ни были, они на шаг впереди», - невесело подумала она.

***

Мы вновь подошли к выходу. Он провел карточкой и дверь открылась. Он вывел меня на улицу. Был вечер. Люди толпились возле костров, прыгали, кричали и веселились. Пройдя несколько метров, мы вновь зашли в бункер. Он был обустроен как чья-то комната. Парень усадил меня на бесформенное кресло и убежал в импровизированную ванную, отделенную перегородкой. Поставив рядом со мной нечто похожее на таз, он достал шприц и воткнул мне его в шею. Я взвыла.

- Прости! Я плохо ставлю уколы. Знаю.

Тазик пригодился. Меня начало тошнить и рвать сильнее прежнего.

- Кажется, у тебя отторжение препаратов. Может, ты кушать хочешь?

- Меня рвет, болван! О какой еде может быть речь?!

Парень вздрогнул, когда я обозвала его. Стараясь сдержать новый приступ рвоты, я отвлеклась и не заметила, как он куда-то отошел.

Вернувшись, он зажал мне нос и заставил выпить что-то из кружки. Это была жидкость, очень похожая на травяной чай. Бабушка иногда заваривала мне нечто подобное. Я содрогнулась, начинался новый приступ рвоты. Он зажал мне рот и попросил глубоко вдохнуть и «немного потерпеть».

Выполнить его просьбу не получилось, но желудок опустошился, и теперь я действительно захотела есть. Он вновь протянул мне кружку. Я выпила его «чай».

- Что это?

- Это отвар из трав, - сказал он, смущаясь.

Я огляделась по сторонам, сидя в полумраке. Одно большое помещение было разделено перегородками. В углу было что-то похожее на кухню. Но вместо печки был самогонный аппарат. А если и не он, то очень похож. Колбочки, баночки, ножи, доски. «Алхимическая лаборатория», - сделала я пометку в своих мыслях. Взглянув на листья, что лежали на доске, я поняла, что пила. Значит, далекое будущее, говорите? Новые технологии, полная компьютеризация?

- Надо же! Подорожник! Так им ты меня напоил? - мне было так весело, что я смеялась как ненормальная.

Странно, с тех пор, как я открыла глаза в этом мире, я испытала уже столько эмоций, что хватило бы на всю мою жизнь вперед. В прошлом я была просто куклой. Без желаний, без чувств. Нет, было лишь одно чувство - чувство боли; и одно желание - желание смерти. А сейчас я стояла посреди чужого «дома», и рядом был лишь человек, чье имя мне не известно. Да и факт того, что я была в заложниках, тоже не радовал. Но я смеялась.

Он взял меня за плечи и посмотрел в глаза.

- Успокойся, - спокойно сказал он, - не нужно истерик.

- Шутка про подорожник - это шутка еще нашего времени, - я давилась смехом.

Он вновь смутился. Я заметила, что он старался лишний раз не смотреть на меня.

- Что такое «подорожник»? - спросил он.

Я напряглась, сильно напряглась. Помню, в детстве я считала себя ведьмой и учила названия растений на латыни. Не знаю, поможет ли ему «мертвый язык», но попробовать стоило.

- Plantago ma… - я осеклась.

- … major, - закончил парень. - Да. Это он. Твой интеллект не на уровне ребенка, определенно, - заметил собеседник.

Сейчас я заметила, что его глаза были какого-то неестественно салатового оттенка. Я даже голову наклонила, чтобы разглядеть получше. Он вновь отвел взгляд.

Неловкая какая-то тишина. Я не знала, что делать. Он не знал, что делать ему. Ведь их глава не дала никаких указаний касательно меня. Лишь помочь одеться и накормить.

Как только я вспомнила о еде, мой живот заурчал. Казалось, парень обрадовался и сразу же кивнул на выход.

- Пойдем, я покормлю тебя.

Он схватил с кровати… плед? Очень похоже на шерстяной плед. Закутал меня и вывел на улицу.

- Вечером прохладно, - объяснил он.

- А как тебя зовут? - не то, чтобы это было очень важно, но желание адаптироваться маячило на одной из верхних ступенек желаний.

- Самуэль фон Гранд, - он закатил глаза, - в общем - Сэм. Зови меня Сэм. Скажу сразу, я стал консерватором по собственному желанию, нет, мне ничего не внушали, как говорят в новостях.

Мы подошли к большому костру, возле которого стояли столы и лавочки под навесом.

- Как твое имя? - спросил он, приняв из рук девушки, которая стояла на раздаче, миску с… кашей? Это все больше напоминает мне какой-то туристический лагерь.

- Екатерина, - я задумалась.

- Можно называть тебя Кэт? Твое имя очень странное, - сказал он, усадив меня за стол.

- Кто бы говорил, - пробурчала я.

Каша была рисовая. Надо же, не ожидала я ее здесь попробовать.

- Ты первый человек, который не начал расспрашивать меня о всяких глупостях, - задумчиво сказал Сэм.

Я отодвинула тарелку. Пары ложек хватило, чтобы меня снова начало подташнивать, но поесть следовало.

- А почему я должна тебя о чем-то расспрашивать?

Он удивленно посмотрел на меня. Да, сейчас его глаза широко распахнуты. Оттенок, действительно, неестественный. А волосы черные, как уголь, но блестящие и гладкие на вид.

Сэм отвернулся и покраснел, наверное, ему не нравилось, что я пялюсь.

- Я даже не знаю, кто такие консерваторы, - постаралась я нащупать почву.

Он снова повернулся ко мне. Весь его вид говорил: «Да кто ты, черт побери, такая?»

- Я не знаю, как вы это воспримите. Только, пожалуйста, не стоит меня сразу тащить в операционную и перебирать мои органы. Я была подвергнута процедуре криоконсервации еще до «нуля». Правда, я даже не знаю, что такое «ноль».

Шок. У Сэма настоящий шок! Он смотрел на меня немигающим взглядом. В итоге, лишь прикоснулся к моему плечу.

- Ты сложный случай, - выдавил он из себя.

Я опустила голову. Все стало становиться на свои места. Одна. Одиночество всегда меня преследовало. Тогда, в далеком прошлом, я была среди друзей, знакомых, родителей, но была одинока. Отличается ли нынешнее одиночество от того, что было раньше?

Думаю, да. Раньше резало грудь. Все сжималось. Я смотрела на их счастливые лица и не понимала, почему же мне так паршиво. Хотелось кричать. Меня просили быть проще, не принимать близко к сердцу. Но я не могла. Будто болезнь, мои мысли уничтожали меня изнутри. Разъедали все живое.

А сейчас? Сейчас мои ощущение лишь стали реальностью. Я одна. Никто. Никогда. Не защитит меня.

У меня нет имени, нет прошлого, нет прав, нет тех, кто хотел бы меня увидеть. Хоть раз. Единственный раз…

- Кэт.

Я сидела и смотрела в одну точку. Да, то, что меня накрыли с головой эмоции, было истерией. Сейчас же пустота. Потому что я тоже пустота. Почему я не умерла тогда?

- Знаешь, есть теория, она заключается в… - голос Сэма звучал как-то тихо.

Я почувствовала, как он обнял меня. Он еле касался моего тела. Естественно, ведь для него я была "неопознанным объектом".

- Тебе страшно? - тихо спросил он.

- Мне холодно, грустно, страшно. Я запуталась, ничего не понимаю, так одиноко.

Видимо, Сэм ухватился за знакомое состояние.

- Холодно? Пойдем… - он задумался, не мог подобрать слово, чтобы описать свой бункер, - домой. Или можем подойти ближе к костру.

Я отрицательно покачала головой.

- Не так холодно. Холодно изнутри.

Он схватил меня за руку, проверил пульс.

- Давно ты проснулась? - спросил он с беспокойством.

- Дурак! - крикнула я. - Мне не физически холодно. Понимаешь?!

Люди стали оборачиваться. Они смотрели на нас с интересом. Кто-то даже перестал есть. Почему?

Я вскочила с места. Что я здесь вообще делаю? Нужно бежать! Куда? Не важно! В службу защиты биологических существ, вот куда!

Только я хотела рвануть с места, уже развернулась, как почувствовала удар в солнечное сплетение. Я согнулась пополам от боли. Воздуха не хватало. Кто-то сильно прижал меня к себе.

- Проблемы, Гранд? Даже с девчонкой справиться не можешь.

Я видела, как Сэм подошел ко мне и положил руку мне на спину.

- Нет никаких проблем. Никогда не понимал мужчин, способных поднять руку на женщину. Да и понимать не хочу, - холодно ответил он.

Эта интонация не была похожа на ту, что была до произошедшего. Притворялся ли он, говоря со мной? Или притворялся, говоря с тем мужчиной, что ударил меня? А, может, он всегда был искренен? Или всегда лгал? Почему я думаю об этом…

- Она собиралась сбежать, - усмехнулся мой обидчик и сделал резкое движение рукой, немного приподняв меня.

Меня вновь накрыла волна тошноты. Комок подкатил к горлу.

- Никуда она бы не сбежала, - уверенно ответил Сэм. - И не советовал бы я тебе ее трясти.

- Да что будет-то? - вновь меня тряханул мужчина.

Меня снова начало рвать. Я закашлялась. Он отпустил меня, упав на землю, я хватала ртом воздух.

- Мерзость! - услышала я возглас моего обидчика.

- Я же предупреждал тебя, - устало сказал мой защитник и помог мне подняться.

Укутав меня сильнее, он краем пледа протер уголки моих губ.

Мужчина, что ударил меня, был толстым. Костюм облегал все складки, и готова была поспорить, что подтягивающий эффект у ткани был, да только ему он не поможет. Черты его лица были какими-то несуразными.

«Наверное, обожает бить слабых, потому что с сильными тягаться просто не способен. Да и с девушками у него проблемы. Уверена», - подумала я.

- Чего пялишься, мутант? - выплюнул слова мне в лицо этот…

- Просто ты урод, - грубо ответила я.

Что со мной такое? Почему я это сказала?

Сэм вздохнул, огляделся по сторонам и… оттолкнув толстяка, рванул вперед, схватив меня за руку. Посыпалась ругань, дрожала земля… нет, я преувеличиваю, но это придурок бежал за нами. Мы залетели в бункер Сэма, он быстро передвинул массивный засов и закрыл задвижки вентиляции.

- Надеюсь, он не додумается нас отсюда вытравливать газом, - сказал парень, кивнув на встроенный кондиционер.

Я чувствовала себя очень неловко. Мне даже стыдно было, но я так устала, что еле стояла на ногах.

- А почему он такой агрессивный? - поинтересовалась я.

- Есть люди, которые вечно всем не довольны. Он один из них. Завидует всем, но не хочет ничего менять.

- И тебе в том числе?

- Да, ведь я отказался от всего сам, - кивнул парень.

Мы стояли посреди бункера и, несмотря на то, что разговор у нас завязался, чувствовали себя неловко.

- Но ведь ты… счастлив?

Сэм задумался.

- Знаешь, до момента моего ухода, я даже не думал об этом. Я чувствовал лишь рутину своей жизни. Любые депрессии могли пройти, стоило лишь выпить таблетку. Любая реальность развернется перед тобой, достаточно лишь нажать на кнопку эмулятора. Но все так приелось, все надоело. Я был счастлив, но по-другому. И сейчас я счастлив, но совсем иначе.

Я прислонилась к стене, не в силах больше стоять ровно. Его слова такие банальные, но в то же время искренние. Может, он поможет мне найти это счастье? Может, поэтому я выжила?

В дверь громко постучали. Раздался женский голос.

- Сэм! Это Крис! Немедленно открой.

Парень вздохнул и отодвинул тяжелый засов.

На пороге стояла девушка в противогазе.

- Мне сообщили, что девчонка пыталась сбежать, - заискивающе сказала она.

Парень возвел глаза к небу.

- Ее тошнило, начинался новый приступ рвоты, она хотела лишь отойти, чтобы не вернуть все содержимое желудка в свою же тарелку. А Фолк ударил ее.

Почему он врет?

Казалось, девушка брезгливо поморщилась. Но из-под противогаза не видно.

- Не важно. Я вернулась, и настало время исследований, - уверенно заявила девушка.

- Не стоит.

- Как не стоит?! - воскликнула она. - Она настолько правдоподобный образец…

- Она не образец. Она живой человек. Живой человек с первоначальными генами, - пояснил Сэм.

- Сэм, ты ведь понимаешь, что если я что-то решила…

- Понимаю, - согласился Сэм. - Но у девчонки отторжение препаратов из-за несовершенных генов. Вы не сможете восстановить ее жизнедеятельность.

Девчонка… как небрежно он произнес это слово…

- Ну а… есть ли разница, если она была образцом?

- Крис, ты говоришь абсурдные вещи. Вы борцы за естество. Геномодификация, эмуляция реальностей, программы по планированию жизни - вы все это отрицаете. Но при всем при этом пытаетесь осознанно убить человека с нулевыми генами.

- Сэм, ты забыл…

- Я ничего не забыл, - раздраженно сказал он. - Девчонка проснулась после криоконсервации. Ты понимаешь? Она помнит мир до «нуля»! Она - источник знаний, которые, как считалось, утеряны навсегда.

Так вот почему он так любезничал со мной… Я для него лишь интересная книжка.

- Пусть делают что хотят, - тихо сказала я.

- Нет, Кэт, ты не понимаешь. Ты умрешь!

- Ну и прекрасно. Я этого и добивалась, - я скрестила руки на груди.

В бункер кто-то протиснулся. Я узнала женщину, что спасла меня. Она безо всяких разговоров ударила меня по лицу. Что она пытается сделать? Я сидела на полу и смотрела на нее снизу-вверх.

- Все равно?! - крикнула она. - Да ты, девчонка, не понимаешь ценности жизни! Ты жива и свободна! А тебе все равно!

Сэм подошел к женщине и положил ей руку на плечо, пытаясь успокоить.

- Да, она не понимает цену жизни и свободы. Но не стоит ее бить.

Почему эта женщина так всполошилась? Какое ей до меня дело? Я опустила голову. Какая разница? Пусть делают со мной что хотят.

- Уводите ее, - скомандовала Крис.

Двое мужчин взяли меня под руки. Я подняла голову и посмотрела на собравшихся. Женщина - спаситель стояла, скрестив руки и топая ногой. Сэм хотел что-то сказать, но просто выдохнул. Толстяк ехидно смотрел на меня.

Пока меня куда-то вели, я смотрела в небо. Странно, оно будто бы не настоящее. Слишком идеальное, облака чересчур систематизированные. А ведь звезды еще не появились. На небе были облака, вечерело. Но меня и настоящее небо разделяла преграда. Вдруг, появился дверной проем.

Меня затащили в лабораторию, прыснули в лицо каким-то газом. И я потеряла сознание.

Софиты ослепили меня сразу же, как только я открыла глаза. Что-то скользило по моему животу. Сердце бешено заколотилось.

- Давление поднимается! Участилось сердцебиение! Да останавливайте же кровь, - раздался женский голос.

- Она пришла в себя! - крикнул кто-то.

- Почему так рано?

Вдруг, раздался голос Сэма, похоже, говорил он через микрофон:

- Я же говорил вам! На нее почти не действуют наши лекарства!

- Стабилизируйте же ее! Зашивайте быстро.

Темнота. Мне было так хорошо в этой темноте. Забвение и мрак. Прекрасно. Боль начала подкрадываться незаметно. Неприятные ощущения начали перерастать в зудящую боль. А она превратилась в безумие, охватившее мое сознание после пробуждения.

Я застонала от боли и заелозила по... кровати. Я лежала на кровати. Мутным взглядом обведя помещение, я поняла, что это камера. Они заперли меня. Боль была невыносимой. Я закричала.

Перекатившись, я упала на пол и свернулась клубочком. Одна из пластин в костюме хрустнула, а резкая боль в ушибленном локте на время притупила ноющую боль во всем теле. Растерев пострадавший локоть, я прижалась лбом к коленям.

Я плакала. А что еще мне оставалось? В чужом мире… Только сейчас я начинала понимать, что тогда, в прошлом, у меня были близкие люди. И они любили меня. Дело было лишь во мне… Я сама построила неприступную крепость и сама себя заточила в ней, желая одиночества…

А сейчас, в будущем, я, действительно, одна. Все мои близкие и знакомые мертвы. И я сама мертва… Никто не помнит обо мне, не знает меня. В этом мире я лишь тень. Биологический образец старых генов. Носитель информации о прошлом.

Наверное, я забылась на несколько минут. Так странно приходить в себя, когда твое тело куда-то перемещают. Помню, как в интернете выкладывали видео неумелые операторы. В какой-то момент камера либо быстро поднималась, и тогда мы видели землю, ноги и тот объект, который и хотел заснять автор, либо это чудо техники опускало свой взор вниз и тогда в конце мы видели поверхность, на которой это действо происходило.

Сейчас я даже не успела разглядеть пол, мелькнули лица, и вот я уже смотрю на потолок. Про себя я сухо заметила, что они ничем не отличались. Ни пол, ни потолок, ни стены. Все сделано из одного материала.

- Все хорошо, - раздался женский голос, - она просто сломала один из индикаторов.

Я приподнялась на локте, рана снова заныла.

- Почему она в сознании? - спросила вторая девушка.

- Не знаю, - обеспокоенно сказала первая.

Сфокусировав взгляд, я смогла их разглядеть. Две блондинки с неестественным оттенком волос. У одной он был розовым, а у второй салатного цвета, как глаза у Сэма.

Почему они говорят обо мне, будто я предмет? Будто я не способна им ответить. Не имеет значения, в каком я времени, я все равно остаюсь пустым местом.

Дверь открылась, и в камеру залетел Сэм. Запнувшись о собственную ногу, он упал плашмя рядом с моей кроватью. Быстро сев, парень потер лоб. С закрытыми глазами он поднялся.

- Иногда у меня появляется ощущение, что даже костюм не спасет тебя от нелепой смерти, - съязвила одна из девушек.

Сэм, казалось, не слышал. Он наклонился и поднял с пола пакетик с травой.

- Снова играешь со своими цветочками? - улыбнулась вторая.

Парень протянул мне руку.

- Идем.

Он не замечал никого вокруг. Нет, ему было все равно. Он просто не обращал на них внимания. Эти две девицы, действительно, были пустым местом. Он помог мне подняться. Такой неуклюжий, пока дело не касается серьезных вещей. Он был очень двояким… Я сама не заметила, как всю дорогу пялилась на него. Он усадил меня на кушетку и насыпал травы в какую-то маленькую мисочку, затем поджег. Сам надел противогаз.

- Что ты делаешь? - со стоном спросила я.

- Это наркотик. Он снимет боль. Если ты из мира до «нуля», то и методы использовать нужно донулевые, - раздался глухой ответ.

Моя рука сама медленно потянулась к противогазу.

- Если ты считаешь, что от этого мне станет лучше, почему же защищаешься от воздействия наркотика сам? Говорят, это довольно приятно.

Сэм поставил мисочку на кушетку и снял защитное средство.

- На меня он подействует по-другому. Не забывай, что разница в наших генах настолько велика, что все активные компоненты в лекарствах, которые действуют на нас, не применимы на тебя.

Я внимательно посмотрела на него. Похоже, он был счастлив, легкая улыбка не исчезала с его лица. Неудивительно, ведь его «странное» хобби, наконец-то, нашло применение. Сэм помахал рукой, рассеивая дым по комнате, и подвинул миску ближе ко мне. Я сделала глубокий вдох.

- Что ты ощущаешь? - поинтересовался он.

Про себя я отметила, что задавал он вопросы из того же разряда, что и ученые, но Сэм не вел эти дурацкие записи, не нажимал на сенсоры и не смотрел на показатели. Казалось, что мы просто беседовали, но уверенность в том, что все это фиксируется, не исчезала у меня ни на мгновение.

- Легкое головокружение. Тело расслабляется.

Распространяться о том, что это дико приятные ощущения я не стала. Улыбнувшись, просто легла на кушетку. Перед глазами все поплыло. Никогда бы не подумала, что я попаду в будущее и там попробую наркотики. Может, это все наркотический бред? Вдруг, не было той лаборатории, и Сэма тоже нет?

Эта мысль меня встревожила. Я подскочила. Резкий звук заставил меня вздрогнуть. Свист, шелест колес по дороге. Резкий толчок. На меня упал мужчина в костюме серого цвета с зелеными вставками. Сейчас действие наркотика очень затормаживало восприятие. Мужчина подскочил и сразу же упал обратно, забрызгав меня кровью.

Кто-то грубо потянул меня за ногу и выбросил из машины. Земля была настолько твердой, что от удара перед глазами начали появляться цветные пятна и светящиеся мурашки. Надо мной возник робот, к нему подошел человек и отключил его. Он присел на корточки и прыснул мне в лицо какой-то жидкостью. Я начала задыхаться…