Девочка из холодильника

Глава 1. После нуля

1 июля 237 года после Нуля

Резкий запах. Именно он вывел меня из забвения и заставил открыть глаза. Я резко повернула голову и уткнулась лбом в стенку, ощущая жуткую слабость. Перед глазами все еще была пелена, а дышала я очень медленно, похоже, они чем-то накачали меня.

Смех, радостный смех. Он заставил меня хоть немного прийти в себя.

"Да! У нас получилось! Получилось!"

Я поднялась на локтях и сфокусировала взгляд на движущихся объектах. То, что я увидела, привело меня в ступор. Комната, отделанная каким-то полимерным материалом, была незнакома. В ней находились люди, которых я раньше не видела. Девушка и пожилой мужчина в крайне странной одежде - обтягивающей, со вставками. Меня решили разыграть?

Тошнотворный запах раствора, в котором я находилась, и головокружение поспособствовали приступу рвоты. Я перегнулась через край капсулы и закашлялась. От меня что-то оторвалось.

"Стимуляция бицепса отключена", - раздался женский голос.
Девушка и мужчина вышли из своего состояния эйфории и обратили внимание на меня.

"Доктор", как я успела прозвать его, подошел ко мне и настойчиво уложил в раствор, который покрывал меня почти полностью. Радовало, что дышать я могла. Подключив ко мне какой-то провод - это было больно, потому что контакт входил в кожу - он поднял мою руку и надавил на устройство на моем пальце. Я почувствовала укол. Перед ним появилась голограмма с таблицами и показателями. Он внимательно изучал результаты.

- Выполни удаление раствора из капсулы и прекрати ввод медикаментов. У нее подскочил гемоглобин.

Я смотрела в незнакомое лицо и не понимала, где я оказалась. Если учитывать новизну оборудования, к которому я была подключена, это было довольно «крутое» место. Но что я здесь делаю?

Мужчина, который стоял надо мной, обладал приятной внешностью. Правильные черты лица и седина в волосах делали его похожим на аристократа, если бы не этот нелепый костюм.

Уровень жидкости упал, а доктор склонился надо мной и начал вытаскивать что-то у меня из носа. А я понять не могла, почему так странно дышать. Ощущение, как трубки скользят по гортани неописуемы, мерзкое чувство, которое не хотелось бы испытывать снова. Я вновь закашлялась.

- Имя. Ты помнишь свое имя? - спросил мужчина.

Я кивнула. Уж чего я никогда не забуду, так это кто я, и какое место занимаю в этой жизни. Но, даже учитывая мою наивность, шутить так со мной не стоило...

- Что за розыгрыши с переодеваниями? Куда вы меня перенесли?

Девушка, подошедшая ко мне, начала отсоединять от меня провода.

Я вскипела. Обида, что меня провели, и я оказалась просто глупой девчонкой чуть не заставили меня плакать.

- Что это за шутки такие?!

"Уровень серотонина снизился. Повышение пульса и артериального давления".

Укол, снова укол.

- Похоже, у нее галлюцинации, - заметила девушка.

Она склонилась надо мной и начала разглядывать мое лицо своими изумрудными глазами. Цвет был настолько красив, что я не могла оторвать взгляд.

- Возможно, это побочный эффект препаратов, - серьезно заметил доктор.

- Я здесь, черт вас дери. И я хочу, чтобы вы что-нибудь объяснили...

- Ты прошла процедуру криоконсервации. Помнишь?

Я моргнула. Единственное, что могла сейчас сделать. Тело онемело, чуть ли не мгновенно, способность говорить тоже исчезла. Это должно было заставить меня паниковать, но я была спокойна. нет, даже безразлична к тому, что не способна совладать со своим телом. Похоже на действие препаратов.

Врачи отошли, а я лежала и смотрела в потолок, не в силах ничего сделать. Спустя некоторое время я смогла вновь привстать.

- Но я думала, что это торговцы органами. Где они?

Врачи переглянулись. Девушка осталась снимать показания, а доктор подошел ко мне.

- Зачем торговать органами, если их можно вырастить? - на полном серьезе спросил он.

Нет, мне действительно кажется, что меня разыгрывают! Я села и стала рассматривать все, включая себя: свои бледные руки, понемногу розовевшие (параллельно с улучшением моего самочувствия); странный костюм, который был так похож на те, в которые были одеты эти люди; и номер на большом пальце левой руки...

- Меня пронумеровали? Я что, образец?

- Мы выкупили тебя пять лет назад у одной обанкротившейся корпорации.

- С каких пор продавать людей разрешено?

Мужчина и девушка вновь переглянулись. Кажется, они и сами чувствовали себя не в своей тарелке. Начала говорить она:

- Мы не знаем, что теперь делать. До этого ты была образцом, но сейчас, похоже, ты восстановила свои жизненные функции и способность принимать решения самостоятельно.

Я молчала. Осознание того, что они могли оставить меня здесь навсегда, пугало. Никто и не узнает, где я, даже если они говорят об этом со всей серьезностью... Если это так, то я…

- Но с юридической точки зрения мы больше не можем задерживать тебя здесь без твоего согласия, - продолжила девушка.

Я растерянно посмотрела на них. Мне ничего не оставалось более.

- Твое имя, - настойчиво повторил доктор.

- Катя, - тихо сказала я.

Если они не шутят, то я пролежала в этой штуке…

- Кетрин? - уточнил он.

- Екатерина, - угрюмо ответила я.

Снова они переглянулись. Ощущение, будто они все понимают, лишь мимолетно взглянув друг на друга. Девушка набрала что-то на маленьком устройстве.

- А сколько тебе лет?

- Двадцать, - вздохнула я. - Может, вы объясните, что происходит?

И вновь они переглянулись! Мне стало как-то даже не по себе. Я стала шарить глазами по комнате.

Моя капсула изменилась, к ней были прикреплены датчики и провода, экраны, сенсоры, камеры. Повертев головой, я увидела вентиляцию, но располагалась она так высоко, что даже при всем желании я бы не смогла сбежать через нее, и нужно ли мне вообще сбегать?

- Тебя законсервировали еще в далеком прошлом, Ека…терина. Мы обнаружили у тебя устройство, которое даже не является нулевым.

Я начинала верить в то, что пролежала в капсуле далеко не полчаса.

- Нулевым? - тупо переспросила я.

- Сто пятьдесят лет назад отчет начался заново, все данные до нуля утеряны. Мы знаем, что ты появилась до нуля, но никаких сведений о тебе нет.

О каком устройстве они говорили? Точно! Мой телефон! Даже в мое время его называли в шутку "кирпич". Но если я действительно пролежала больше ста пятидесяти лет в этой капсуле это значит что мои родители и знакомые...

Больно кольнуло в груди. По лицу потекли слезы.
Высветилась голограмма. Врачи с интересом взглянули на нее.

- Почему для тебя это такой шок? Разве ты не соглашалась на криоконсервацию сама?

- Я думала, что я умру! - больше не было сил сдерживаться, и я кричала.

Укол в руку немного умерил мой пыл. Я ойкнула и потерла плечо. В мой костюм было встроено какое-то устройство, будто накладка на предплечье, вероятно, оно и делало уколы.

- На такие исследования соглашаются люди, которым нечего терять. Ты очнулась, стала надеждой на успешное восстановление жизнедеятельности других людей.

Говорил доктор. Интонация его полностью показывала то, что говорит он очевидные вещи. Смотрели они на меня так, будто реакция моя была ненормальна.

- Ты опечалена потерей родственников? Программы по поиску партнеров быстро найдут тебе супруга, а мы сможем понаблюдать за твоими репродуктивными функциями, - серьезно сказала девушка.

- Я не хочу! - я была раздосадована. Снова укол. - Ай, остановите эту штуковину!

- Костюм сам принимает решения, какие меры оказать для стабилизации состояния, - доктор лишь развел руками.

- Я не могу больше, слишком много информации, - я легла обратно в капсулу. - Вы можете хоть ненадолго меня оставить?

Они снова переглянулись и, развернувшись, вышли.
Краем глаза я заметила, что стены все же не были глухими, просто дверь была сделана точно так же, как и остальная отделка комнаты, они достаточно плотно прилегали, что даже шва не было видно.

Каким-то образом я снова смогла уснуть, даже запах раствора мне не мешал, но сквозь сон пробивалось странное и тихое гудение, которое мне почему-то сразу не понравилось...

Я открыла глаза и села. Вырвав из своего костюма все провода, я прислушалась к гудению. Шагов не было слышно. Значит, они либо не заметили, что я отключилась от приборов, либо слишком заняты. Вылезти из капсулы было не так-то просто. Мышечная слабость сыграла свою роль, и я упала, пытаясь выбраться.

Опершись рукой о капсулу, я поднялась и стала осматривать себя. Костюм прилегал плотно по всему телу, даже ткань растянуть было невозможно. К слову сказать, она была похожа на эластан, только более толстая.

Как они надели этот костюм на меня? Ни молний, ни липучек. Цельная, плотная ткань. Костюм не защищал только голову, кисти и ступни. На уровне предплечья были странные выступы, теперь я точно была уверена, что там и стояли иглы, которые вводили инъекции.

Крадясь, я приблизилась к предполагаемой двери и начала ее осматривать. Ничего. Ни лампочек, ни кнопочек, даже сенсоров нет! Как они ее открывают? Касаясь ладонями поверхности стены, я начала перемещаться в сторону, делая маленькие шаги. Я осознавала всю нелепость ситуации, но ничего другого мне не оставалось. Не сидеть же на месте, ожидая, пока они решат, что со мной сделать. Признаться, я ждала, когда же раздастся смех и мне скажут, что это розыгрыш, пожмут руку и скажут, какая я креативная и смелая... или глупая.

Дверь открылась так внезапно, что я на мгновение потеряла равновесие и подалась вперед. Внутрь ввалилась ассистентка. Костюм ее был в крови, она тяжело дышала.

- Окно!

- Что? - я опешила.

Она схватила меня за руку и поволокла к соседней стене. Проведя быстро картой над какой-то областью, девушка вывернула мое запястье. Из поясной сумки, которую я только что заметила, она достала что-то похожее на зажигалку. Но уже в следующую секунду я поняла, что это портативный лазер. Хватило нескольких секунд, чтобы выжечь номер, выбитый на пальце. Она с силой оттянула горловину моего костюма (в этот момент я поняла, что начала задыхаться) и снова нажала на кнопку включения своего приспособления.

Я закричала: шея - слишком чувствительное место. Если боль в пальце прошла сразу же после инъекции, то после выжигания в области затылка ноющая боль меня не оставила.

В то время уже появилось окно. Я сразу поняла, что меня хотят вытолкнуть из него. Свесившись уже наполовину, я посмотрела вниз. Мама миа! Этаж тринадцатый! Не меньше!

Девушка, не задумываясь, сделала резкое движение, и мои ноги оторвались от пола.

Несколько секунд свободного падения были лучшим ощущением в моей жизни, а мягкий удар - довольно приятным финалом. Что-то скомпенсировало удар. Вязкая жидкость, вот что не позволило мне разбиться вдребезги. Она сразу начала выталкивать меня на поверхность.

"Пожалуйста, не прыгайте с крыш. Это опасно для вашей жизни. Мы заботимся о вашей безопасности", - уведомил меня голос.

Я лежала и наблюдала, как сверху летит еще кто-то. Костюм его отличался. Он был темного цвета.

***

Эмили вышла на улицу и закинула сумку на плечо. Почему-то гудение машин и техники ей показалось невыносимо громким. Двери здания тюрьмы закрылись за ее спиной. Женщина не стала оборачиваться, во взгляде "на прощание" не было никакого смысла. Это место хоть и не было адом, но отобрало у нее несколько лет ее жизни. Нельзя сказать, что она жалела о содеянном. Просто за такую плату она могла сделать намного больше. Желание прогуляться по городу заставило выбрать произвольное направление и просто идти.

***

Не так-то просто было откатиться! Эта субстанция была очень липкой. Но пошевелиться удалось как раз для того, чтобы нога этого "некто" ушла в жидкость рядом с моим лицом.

Мужчина. Лет сорок, крепкое телосложение, даже через плотную ткань видно рельеф. Он ловко выпрыгнул на тротуар и направил на меня оружие. Я завороженно посмотрела на странное прямоугольное дуло пистолета. Он точно стреляет не пулями. Женский механический голос завтавил меня вздрогнуть и начать бегать глазами по всему, что меня окружало. Взгляд задержался на человеке. На лице его была маска. Нет, не такая как у грабителей в банках. Она прикрывала лишь рот и нос моего преследователя. Карие глаза холодно смотрели на меня.

"Обнаружен Ривен-3265. Пожалуйста, уберите оружие. В противном случае роботы-полицейские появятся через 10... 9..."

Человек снял оружие с предохранителя. В этот момент пистолет вылетел из его ладони. Жесткий удар ногой был неоспоримым аргументом.

Женщина в оранжевом костюме схватила меня за руку и сильно потянула, высвобождая из вязких оков.

Она побежала вперед, ничего мне не сказав...

Недолго думая, я последовала за ней. Ведь для чего-то она меня спасла! Возможно, что она сможет мне помочь.

Моя спасительница резко повернула налево, мне казалось, что сейчас она врежется в стену, но я снова не заметила дверь, которая просто сливалась со стеной. "На пороге" я чуть не улетела вниз, под платформу, на которой мы оказались вместе с этой женщиной.

Еле удержав равновесие на самом краю, я резко отошла. Голова закружилась, стоять посередине "плывущей" конструкции было не комфортно. Женщина, казалось, пыталась не обращать на меня внимания.

- Извините, - робко сказала я.

Она вздохнула, и устало посмотрела на меня.

- Ну чего тебе?

- Спасибо.

Она удивилась.

- Ну и чего тебе еще нужно от меня?

- Я не знаю, что мне делать и куда идти, - честно призналась я.

- Иди в службу охраны биологических существ, - прозвучал небрежный ответ.

Звучит как полиция. Только я где-то в далеком будущем, поэтому даже если бы и существовало это слово, то означало бы оно совсем другое. В далеком будущем…

- Я не понимаю, - тихо сказала я.

Женщина повернулась ко мне всем корпусом и скрестила руки на груди. По положению рук я заметила, что она левша. Не знаю, почему я обратила на это внимание. Также я не увидела специальных вставок в ее костюме. Она не была похожа на тех людей.

- Откуда ты вообще взялась?

- Я..

Что ей сказать? «Я пришла из прошлого»? Мда уж, тянет на сюжет современного фильма, современного… но не в этом времени.

Почему так больно? Почему в груди все сжимается? Укол. Я ойкнула и в сердцах ударила по вставке.

Женщина внимательно следила за мной.

Платформа медленно двигалась мимо полок. Нажав на педаль, женщина остановила ее. Я подняла голову. Она бросила во встроенную корзину два костюма. После этого платформа начала быстро двигаться в сторону терминалов. Приложив карточку и выложив костюмы на двигающуюся ленту, женщина приложила палец к считывателю.

- Вы уверены, что хотите купить костюм без обеспечения поддержания жизнедеятельности? - поинтересовался электронный голос.

- Да, - уверенно ответила она.

- Желаете ли Вы после покупки сразу же надеть костюмы?

- Да, - вновь прозвучал четкий ответ.

- Ваша платформа будет перенаправлена в камеры для переодевания.

И действительно, мы направились не в сторону выхода, а в какой-то другой сектор. Все такое чужое. Закрытые витрины, сенсорные панели. Сплошная автоматика. Иллюзия выбора… Все костюмы были одинаковыми, различались лишь цвета. Удивили сглаженные углы, видимо, они были предусмотрены для обеспечения безопасности покупателей.

За нами закрылась дверь. Внезапно нас обдало паром. Костюм начал промокать и растягиваться.

Женщина без стеснения сняла с себя одежду и надела новую. Взглянув на меня, она начала стягивать костюм и с меня. Взглянув на мою шею, она произнесла: «Так я и думала».

После одного нажатия на панель, нас снова обдало паром, после этого температура в кабинке начала увеличиваться, а костюм - сжиматься.

Платформа довезла нас до выхода, и мы вновь оказались на улице.

- Вроде, ты не мутант, - вдруг сказала женщина.

- Что? - удивилась я.

Она усмехнулась и скрестила руки на груди. В сером костюме, который она выбрала для нас двоих, женщина выглядела не так уж и нелепо. Этот нейтральный цвет делал ее взрослее и циничнее… да, наверное, именно циничнее.

- Я же прекрасно вижу, что ты экспериментальный образец. Обычно, они держат в лабораториях мутантов. Как ты сбежала?

- Меня выкинули из окна, а перед этим выжгли номер.

Она приподняла голову и цепко посмотрела на меня.

- Ты что, ценный образец?

- Да, - ответила я наугад.

Не успела и глазом моргнуть, как получила по голове.